ЗРК «Кинжал»

02.06.2015

VMF Rossii

1960-х гг. в нашей стране и за рубежом были разработаны первые корабельные маловысотные зенитные ракетные комплексы — «Оса-М», «Си Сперроу», «Си Кет» и «Си Вульф», что заставило в очередной раз пересмотреть тактику действия морской авиации.
Ранее американцы, опираясь на подавляющее превосходство в надводных кораблях, почивали на лаврах своих побед в войне на Тихом океане и рассчитывали утопить корабли вероятного противника ударами самолетов с обычными, неуправляемыми средствами поражения.

К началу 1970-х гг. оснащение советского флота зенитным ракетным оружием, его быстрый количественный рост, выход для постоянного несения боевой службы в Средиземное море и другие районы Мирового океана заставили американцев рассматривать его как серьезного противника.Им пришлось оснастить самолеты управляемым ракетным и бомбовым вооружением, т.е. в определенной мере догонять уже ставшую ракетоносной советскую морскую авиацию. Этому способствовал и опыт шедшей в те годы войны во Вьетнаме, показавшей, что эффективное поражение даже стационарных малоразмерных объектов достижимо только с использованием управляемого вооружения. А корабли, мало того что движутся, но еще и энергично маневрируют под угрозой бомбового удара. Кроме возможности поражения цели одним-двумя боеприпасами, переход на управляемое вооружение обеспечивал хотя бы относительную безопасность его носителей. Пуск производился с удаления, превышающего дальность действительного огня не только зенитной артиллерии, но и ракетных комплексов самообороны.

Кроме того, также в режиме «гонки за Советами» за рубежом были созданы и корабельные крылатые ракеты, наиболее распространенными из которых стали «Экзосет» и «Гарпун». В отличие от советских аналогов, они характеризовались малыми габаритами и массой, что позволило постепенно оснастить ими чуть ли не все новые корабли США и их союзников, начиная с корветов и фрегатов.

В 1970-е гг. актуальнейшей задачей разработчиков зенитных ракетных средств стало создание ЗРК для уничтожения не столько самолетов, сколько управляемых средств поражения (высокоточного оружия). Как цели они обладали определенной спецификой по сравнению с пи-лотируемыми самолетами. Во-первых, эффективная поверхность рассеяния была снижена на один-два порядка по сравнению с самолетами за счет малоразмерности и чистоты внешних форм ракет. Во-вторых, отсутствие на борту летчика давало возможность пойти на больший риск и снизить высоту полета до нескольких метров над водной поверхностью. В-третьих, размещение на борту самолета-носителя нескольких управляемых средств поражения многократно увеличивало количество целей, одновременно атакующих корабль, по сравнению с непосредственным бомбово-штурмовым ударом самолетов.

Малый противолодочный корабль МПК-104

В целом, управляемые средства поражения стали если не неуязвимыми, то, по крайней мере, крайне сложными целями для ранее разработанных комплексов, которые уже не могли с приемлемой вероятностью обеспечить защиту корабля.

Необходимость в аналогичном комплексе для защиты от высокоточного оружия осознали и Сухопутные войска. Как и при разработке «Осы» и «Осы-М», было признано целесообразным создать для обоих видов Вооруженных Сил максимально унифицированные комплексы с единой зенитной ракетой.

Постановлением партии и правительства от 4 февраля 1975 г. была задана разработка ЗРК «Тор» для Сухопутных войск и «Кинжал» для ВМФ. Головным разработчиком комплекса «Тор», как и ранее при создании «Осы», определили НИЭМИ (в дальнейшем — НПО «Антей»), а главным конструктором стал В.П. Ефремов. Однако НИЭМИ, предельно загруженный проводившейся в то же время сложнейшей работой по комплексу С-300В для Сухопутных войск, не стали привлекать к созданию корабельного комплекса самообороны. Это поручили организации, разработавшей почти все флотские ЗРК, — НИИ «Альтаир» (главный конструктор — С.А Фадеев). Единая ракета для обоих комплексов создавалась в ОКБ «Факел» (главный конструктор — П.Д. Грушин).

Новые комплексы сохранили ряд целесообразных решений, реализованных в ЗРК «Оса», — применение экономически выгодного радиокомандного наведения ракет, включение в состав обоих комплексов собственных радиолокационных средств разведки целей, использование на ракете хвостового оперения, проворачивающегося относительно продольной оси изделия. С другой стороны, потребовалось и внедрение новшеств. Задача отражения внезапных массированных налетов требовала обеспечения предельно малого времени реакции и высокой огневой производительности комплекса. Техническими средствами выполнения этих тактических требований стали многоканальность, достигаемая за счет применения фазированной антенной решетки (ФАР) в станции наведения, и вертикальный старт ракет. Реализация последнего не только исключила временные затраты на перезаряжание пусковой установки и ее разворот навстречу очередной подлетающей цели, но и позволяла избежать всех конструктивных сложностей, связанных с применением в комплексе «Оса-М» скрывающейся под палубу пусковой установки.

Твердотопливная ракета 9М330 была вы­полнена по схеме «утка» и состояла из пяти от­секов. Первый отсек представлял собой радиопрозрачный обтекатель из материала АГ-4В.

На переднем торце второго отсека, выполненного из сплава АМГ-6, закреплен передатчик радиовзрывателя, антенна которого расположена под обтекателем. В передней части отсека на единой плате смонтированы рули, блок из четырех рулевых машин с системой газораспределения, а позади них расположен блок источников горячего газа, состоящий из газогенератора и газоструйной системы склонения.

Третий отсек, также выполненной из АМГ-6, служит для размещения бортовой аппаратуры, элементы которой (автопилот, приемник радиовзывателя, блок радиоуправления, источник электропитания), механически связаны четырьмя продольными стрингерами в моноблок, прикрепленный винтами к обечайке отсека. Справа и слева по бортам отсека находятся приемные антенны радиовзрывателя, сверху и снизу — приемно-передающие антенны блока радиоуправления и радиовизирования. Далее в отсеке расположена осколочно-фугасная боевая часть с предохранительно-исполнительным механизмом.

Четвертый отсек является двухрежимным твердотопливным двигателем, стартовая тяга которого примерно вчетверо превышает тягу на маршевом участке. Корпус двигателя выполнен из высокопрочной стали с раскатной обечайкой и штампованными днищами. На заднем днище организована посадочная поверхность под внутреннее кольцо подшипника пятого отсека.

Размещение ПУ ЗС-95 комплекса "Кинжал"на БПК пр. 1155 "Адмирал Виноградов"Пятый (хвостовой) отсек представляет собой крыльевой блок с силовым шпангоутом и обечайкой из листового алюминия. Как и на ЗУР комплекса «Оса-М», консоли крыльев закреплены на подшипнике, что снижает возмущения от косой обдувки.

В ЗУР комплекса «Кинжал» применены складные консоли крыльев, которые после выхода из контейнера раскрываются заключенными в цилиндрические кожухи торсионами. В транспортном положении консоли складываются попарно навстречу друг другу. Пороховая катапульта находится снаружи корпуса ракеты.
Применение 9М330 выглядит следующим образом. При старте ракета выбрасывается катапультой вертикально вверх со скоростью около 25 м/с. Склонение ЗУР на заданный угол, величина и направление которого вводятся в автопилот перед стартом, осуществляется до запуска двигателя ракеты за счет реактивной силы при истечении продуктов сгорания специального газогенератора через четыре двухсопловых блока газораспределителя, установленного в основании аэродинамического руля. При этом обеспечивается управление ракетой по всем трем каналам. Управляющее усилие изменяется пропорционально углу поворота аэродинамического руля. Объединение аэродинамического руля и газораспределителя в единый блок позволило исключить применение специального привода для системы склонения. Газодинамическое устройство заклоняет ракету в нужном направлении, а затем, перед включением твердотопливного двигателя, стабилизирует ее в направлении последующего полета.

БПК пр. 1155 "Адмирал Виноградов"

Двигатель ракеты запускается на высоте 16-21 м от среза пускового устройства по команде, выдаваемой либо по истечении заданной односекундной задержки от старта, либо при отклонении оси ракеты от вертикали на угол свыше 50°. В результате практически весь импульс тяги двигателя расходуется на придание ракете скорости в направление цели. Скорость ракеты достигает 700-850 м/с на удалении 1,5 км от старта. Процесс командного наведения начинается с дальности 250 м. Ракета способна отрабатывать маневры с перегрузками до 30 единиц и поражает цели, маневрирующие с перегрузками до 12 единиц. В связи с широким диапазоном линейных размеров возможных целей (от 3-4 до 20-30 м) и параметров их движения (от 10 до 6000 м по высоте и от 0 до 700 м/с по скорости на дальности до 12 км) для оптимального их накрытия осколками боевой части со станции наведения на борт ракеты выдается значение временной задержки подрыва боевой части по отношению к моменту срабатывания радиовзрывателя. В результате достигается поражение самолетов в центр фюзеляжа, элементов высокоточного оружия — в район размещения системы управления и боевой части. На малых высотах обеспечивается селекция подстилающей поверхности и срабатывание радиовзрывателя только от цели.

БПК пр. 11551 "Адмирал Чабаненко"

Стартовая масса ракеты 9М330 составляет 165 кг (из которых около 15 кг приходятся на боевую часть); ее длина — 2,9 м, диаметр корпуса – 235 мм, размах крыла — 0,65 м.

Корабельная многофункциональная система управления включает станцию наведения ракет ЗР-95 и систему обнаружения воздушных целей. Последняя разработана НИИ «Квант» под руководством В.И.Грузя на базе созданной этой организацией общекорабельной РЛС кругового обзора «Позитив» . Система позволяет обнаруживать цели на дальностях до 45 км. Антенный пост включает две противоположно направленные решетчатые параболические антенны, расположенные сверху корпуса антенного основания. Обеспечивается круговое вращение антенного поста станции наведения.

Подпалубные ПУ комплекса "Кинжал"Сферический корпус антенного основания стабилизирован для компенсации бортовой и килевой качки корабля. По боковым сторонам корпуса расположены прямоугольные контейнеры с аппаратурой передатчика и приемника, для жесткости связанные ферменной конструкцией. Перед контейнерами размещается аппаратура телевизионно-оптических визиров, примененных в качестве дублирующего средства слежения за целями. Спереди корпуса закреплены фазированная антенная решетка, антенны захвата ракет и узкого луча. Корпус фазированной антенной решетки изготовлен по прогрессивной технологи с использованием прессованных и штампованных деталей из пластмасс. Конструкция привода обеспечивает ограниченное вращение антенного основания в достаточно широком диапазоне курсовых углов.

ЗУР 9М330 в ТПККомплекс может обстреливать до четырех целей в секторе 60×60°, одновременно наводя на них до восьми ракет, в том числе до трех ракет на одну цель. Время реакции составляет от 8 до 24 с. Радиоэлектронные средства комплекса обеспечивают управление огнем 30-мм зенитных артиллерийских автоматов АК-630. Боевые возможности «Кинжала» в 5-6 раз превышают соответствующие показатели «Осы-М».

Применение двухпроцессорного цифрового вычислительного комплекса обеспечивает высокую степень автоматизации боевой работы. Выбор наиболее опасной цели для первоочередного обстрела может производиться как автоматически, так и по команде оператора.

Подпалубная пусковая установка ЗС-95, разработанная в КБ «Старт» под руководством А.И. Яскина, включает несколько модулей, каждый из которых представляет собой барабан с восемью транспортно-пусковыми контейнерами (ТПК). Крышка пусковой установки может вращаться относительно вертикальной оси барабана. Пуск ракеты производится после поворота крышки пусковой установки и подвода имеющегося в ней люка к ТПК с предназначенной к старту ракетой. Интервал пуска не превышает 3 с. С учетом относительно небольших габаритов комплекса такое решение представляется излишне сложным по сравнению с реализованным позднее на зарубежных флотах пуском ЗУР из контейнеров, размещаемых в более простых пусковых установках ячеистого типа.

Первоначально предусматривалось создание ЗРК «Кинжал» с массогабаритными характеристиками, не превышающими реализованные в «Осе-М». Более того, конструкторам предстояло добиться возможности установки комплекса вместо «Осы-М» на ранее построенные корабли в процессе модернизационного ремонта. Однако более приоритетной задачей сочли выполнение заданных боевых тактикотехнических характеристик. Массогабаритные показатели росли, поэтому преемственность зенитных ракетных комплексов «по посадочным местам» обеспечить не удалось.

БПК пр. 1155 "Североморск"

Само по себе это было не столь существенно. При крайне слабой судоремонтной базе флота и нежелании как военных, так и промышленности отвлекать на ремонтные работы судостроительные заводы за счет сокращения числа построенных новых кораблей возможность радикальной модернизации уже послуживших Родине боевых единиц носила скорее абстрактный характер.

Более серьезные последствия «разрастания» «Кинжала» выразились в невозможности его размещения на малых кораблях, хотя формально он мог устанавливаться на кораблях водоизмещением более 800 т. В результате, даже на таком новаторском корабле, как спроектированном в ЦМКБ «Алмаз» (главный конструктор — П.В. Ельский, затем — В.И. Корольков) ракетоносце на воздушной подушке со скегами пр. 1239, пришлось установить все ту же «Осу-МА». В конечном счете, на смену «Осе-М» в качестве основного средства защиты малых кораблей пришел зенитный ракетно-артиллерийский комплекс ближнего рубежа «Кортик», а не «Кинжал».

Разработка «Тора» и «Кинжала» шла со значительным отставанием от первоначально установленных сроков. Как правило, раньше сухопутный вариант опережал корабельный, как бы прокладывая ему дорогу. Однако при создании автономного самоходного комплекса «Тор» выявились серьезные проблемы, связанные с отработкой боевой машины. В результате совместные летные испытания «Тора» на Эмбенском полигоне начались даже позднее, чем «Кинжала» на Черном море — в декабре 1983 г., но завершились уже в декабре следующего года. На вооружение сухопутный ЗРК был принят постановлением от 19 марта 1986 г., почти натри года раньше корабельного.

Задержка с разработкой сухопутного комплекса была малоприятным обстоятельством, но ее последствия ограничились соответствующей корректировкой производственной программы.

Заводы вместо «Тора» еще несколько лет выпускали пусть менее совершенную, но достаточно эффективную «Осу».

На море сложилась куда более пикантная ситуация. С конца 1980 г. в строй ВМФ ежегодно вступали один-два больших противолодочных корабля пр. 1155, единственным зенитным ракетным вооружением которых должна была стать пара ЗРК «Кинжал» с общим боекомплектом в 64 ракеты. Задержка с его разработкой привела к тому, что на протяжении более чем пяти лет эти крупные корабли оставались почти беззащитными от ударов с воздуха: к концу XX в. артиллерия уже не могла обеспечить их прикрытие от воздействия авиации. Более того, явное отсутствие станций наведения на предназначенных для них местах как бы призывало пилотов противника побыстрей и практически без какого-либо риска для себя отправить наши корабли на дно.

Пуск ЗУР 9М330. Склонение ракеты и начало работы маршевого двигателя

Правда, на первых порах натовские эксперты не разобрались в столь скандальной ситуации и предались буйству фантазии, рассуждая в печати о наличии на наших новых кораблях каких-то сверхперспективных, внешне незаметных средств наведения зенитных ракет. Так или иначе, головному кораблю пр. 1155 — БПК «Удалой» — пришлось почти десятилетие дожидаться принятия «Кинжала» на вооружение (после вступления в строй в 1980 г.).

Тяжелый авианесущий крейсер пр. 11435 "Адмирал флота Советского Союза Кузнецов"

Из-за задержки с разработкой ЗРК на протяжении двух лет не мог использоваться по назначению и малый противолодочный корабль МПК-104 (строительный номер 721), построенный по проекту 1124К специально для испытания «Кинжала». От своего прототипа — корабля пр. 1124М — он отличался не только естественным отсутствием средств штатного ЗРК «Оса-М». Слишком большие веса и, что несколько важнее, высокое расположение многофункциональной станции наведения комплекса «Кинжал» не позволили установить на нем артиллерийское вооружение и все штатные РЛС, что, впрочем, было не так принципиально для опытового корабля. Формальное вступление в строй состоялось в октябре 1980 г., при этом корабль был укомплектован только пусковой установкой с тремя модулями, но станция наведения еще не была поставлена на Черное море. В дальнейшем на МПК-104 смонтировали один из двух изготовленных в 1979 г. опытных образцов комплекса. Испытания ЗРК велись с 1982 по 1986 г. и проходили далеко не гладко. Система не была достаточно отлажена в наземных условиях — на стендах НИИ «Алтаир» и на его испытательной базе «Большая Волга». Доводка шла в основном на корабле, в не вполне благоприятных для ее проведения условиях.

Однажды в ходе стрельб не включился двигатель выброшенный катапультой ракеты, которая упала на палубу и развалилась на две части. Что касается одной половины изделия, то, как говорилось, «она утонула». А вот вторая часть, при всем смирном ее поведении, вызвала вполне обоснованные опасения. После этого случая пришлось пересмотреть основные технические решения по запуску двигателя, что повысило надежность этого процесса. В другой раз в силу «человеческого фактора» (из-за несогласованных действий личного состава и представителей промышленности) произошел несанкционированный пуск ЗУР. Один из разработчиков, находившийся рядом с пусковой установкой, едва успел укрыться от струи двигателя ракеты.

Незадолго до завершения испытаний весной 1986 г. весьма эффектно были сбиты все четыре использовавшиеся в качестве мишеней ракеты П-35, запущенные залпом берегового комплекса. Однако только в 1989 г. комплекс «Кинжал» официально приняли на вооружение.

11

ЗРК «Кинжал» обеспечивал поражение целей, летящих со скоростями до 700 м/с в диапазоне высот от 10 до 6000 м на дальностях от 1,5 до 12 км.

Основными носителями комплекса должны были стать большие противолодочные корабли пр. 1155. Первоначально этот корабль задумывался как развитие сторожевика пр. 1135, но к моменту закладки превратился в БПК вдвое большего водоизмещения. Предполагалось, что корабли пр. 1155 будут решать противолодочные задачи совместно с эсминцами пр.956, оснащенными мощным ударным и зенитным ракетным вооружением — комплексами «Москит» и ЗРК средней дальности «Ураган». Поэтому с учетом ограничений по водоизмещению, обусловленных возможностями заводов, БПК пр. 1155 решили оснастить только комплексами самообороны «Кинжал». На каждом корабле устанавливалось по два ЗРК с общим боекомплектом 64 ракеты 9М330 и двумя станциями наведения ракет ЗР-95.

Тяжелый авианесущий крейсер "Баку"

Головные корабли на «Заводе им. Жданова» и калининградском заводе «Янтарь» были заложены в 1977 г. и вступили в строй практически одновременно — в последние дни 1980 г. Так как разработка комплекса «Кинжал» основательно задержалась, принятие кораблей флотом носило более чем условный характер. Несколько кораблей, вплоть до пятого в серии, сдавались без станций наведения ракет.

Всего на «Заводе им. Жданова» по осень 1988 г. под заводскими номерами с 731 по 734 были построены четыре корабля: «Вице-адмирал Кулаков», «Маршал Василевский», «Адмирал Трибуц», «Адмирал Левченко».

На калининградском заводе «Янтарь» до конца 1991 г. под заводскими номерами с 111 по 117 построили восемь БПК: «Удалой», «Адмирал Захаров», «Адмирал Спиридонов», «Маршал Шапошников», «Симферополь», «Адмирал Виноградов», «Адмирал Харламов», «Адмирал Пантелеев».

Антенный пост

За годы службы БПК пр. 1155 в целом хорошо зарекомендовали себя как надежные и эффективные корабли. Показательно то, что в сложный период 1990-2000-х гг. из 11 построенных БПК были списаны только три первых корабля постройки калининградского завода и «Маршал Василевский», а большая часть кораблей пр. 1155 входит в состав флота. При этом «Удалой», «Маршал Василевский» и «Вице-адмирал Кулаков» так и не получили комплекс «Кинжал».

Помимо 12 больших противолодочных кораблей пр. 1155 и одного усовершенствованного, построенного по пр. 11551 — «Адмирал Чабаненко», по четыре комплекса «Кинжал» с 192 ракетами было установлено на тяжелом авианесущем крейсере пр. 11434 «Баку» (с 1990 г. — «Адмирал флота Советского Союза Горшков») и на единственном авианосце нашего флота пр.11435, сменившем немало названий и ныне именуемом «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов». Ко времени проектирования этих кораблей среди моряков и кораблестроителей утвердилось здравое понимание того, что корабли данного класса должны нести только оружие самообороны, а задачи воздушного прикрытия на дальних подступах должны решаться ЗРК, установленными на кораблях охранения. Два комплекса «Кинжал» с восемью пусковыми модулями на 64 ракеты предполагалось установить в качестве вспомогательного «зенитного калибра» на атомном тяжелом ракетном крейсере пр. 11442 «Петр Великий», но фактически корабль был оборудован всего одним антенным постом.

По одному ЗРК «Кинжал» с боекомплектом 32 ракеты было размещено на кораблях пр. 11540 «Неустрашимый» и «Ярослав Мудрый», официально отнесенным к сторожевым кораблям, но по водоизмещению и размерениям примерно соответствующим БПК пр.61, массово строившимся в 1960-е гг.

Таким образом, не считая опытового МПК-104, на 17 кораблях нашего флота было установлено всего 36 зенитных ракетных комплексов «Кинжал» (1324 ракеты).

С 1993 г. экспортная модификация комплекса «Кинжал» под наименованием «Клинок» неоднократно демонстрировалась на различных международных выставках и салонах, однако сведений о его поставках за рубеж не имеется.

Тем не менее ЗРК «Кинжал» стал одним из совершеннейших образцов отечественного ракетного оружия, наиболее полно отвечающим современным условиям противовоздушного боя на море. Относительно небольшая дальность поражения не является его существенным недостатком.

Маловысотные цели, в первую очередь — управляемые средства поражения, так или иначе будут обнаруживаться на малом удалении. Как свидетельствует опыт локальных войн, их носители, по-видимому, будут лишь на крайне непродолжительный промежуток времени взмывать над радиогоризонтом для уточнения местонахождения атакуемого ими корабля и пуска своих ракет. Поэтому поражение самолетов-носителей зенитными комплексами большей дальности представляется маловероятным. Но рано или поздно, запущенные самолетами ракеты приблизятся к объекту атаки. И вот здесь в полной мере должны проявиться все достоинства одного из самых совершенных отечественных зенитных комплексов «Кинжал» — малое время реакции, высокая огневая производительность, многоканальность, эффективное действие боевой части при адаптивном режиме применения по целям различных классов.

Сторожевой корабль пр. 11540 "Неустрашимый"

В.Коровин, Р.Ангельский

по материалам журнала «Техника и вооружение» № 5 2014 г.

Читать также:

Корабельные ЗРК

М-22 «Ураган»

ЗРК М-2 «Волхов»

ЗРК С-300Ф «Форт»

ЗРК М-1 «Волна»

ЗРК М11 «Шторм»

✏ Оставить комментарий

Приобрести книги по скидкам:







  • Архивы