ЗРК М-11 «Шторм»

26.04.2015

фото 1

Кораблестроительной программой на семилетку 1959-1965 гг. наряду со строительством ракетоносцев и противолодочных кораблей пр.57бис, пр.58, пр.61 и пр.1123 предусматривалась постройка трех специальных кораблей ПВО пр. 1126 и пяти кораблей радиолокационного дозора пр.62. На них предполагалось установить универсальный ракетный комплекс М-11, предназначенный для борьбы не только с воздушными, но и с надводными целями типа эсминцев, торпедных катеров и катеров-ракетоносцев.

На первых этапах разработки М-11 планировалось обеспечить максимальную преемственность с ЗРК М-1, а по возможности и унификацию с его элементами. При этом одновременно со стремлением вписаться в ограниченные объемы погребов боезапаса кораблей предполагавшаяся унификация определила и длину ракеты нового комплекса, практически равную длине ЗУР комплекса М-1. С другой стороны, по дальности действия новый комплекс не должен был уступать корабельному варианту ЗРК средней дальности С-75 — М-2 «Волхов-М» с ракетой В-753, установленному на крейсере «Дзержинский».

Окончательно параметры нового ЗРК утвердили постановлением от 25 июля 1959 г., где были определены основные тактикотехнические элементы корабля пр. 1126 и разрабатываемых для него ЗРК М-31 и М-11. Через год, 22 июля 1960 г., необходимость продолжения этой работы была подтверждена очередным постановлением.

Комплекс М-11 предназначался для уничтожения воздушных целей, летящих со скоростями до 800 м/с на высотах от 250 м до 20 км, на дальностях от 3-5 км до 25 км от корабля. На тех же дистанциях М-11 должен был поражать и надводные цели. При этом предъявились жесткие требования по габаритам и массе входящей в комплекс ракеты: длина не должна была превышать 6-6,5 м, размах крыльев — 1,7 м, масса — 1,5 т. Боезапас комплекса — 15-20 ракет на пусковую установку.

Головным разработчиком комплекса М-11, получившего также наименование «Шторм», был определен НИИ-10 (в дальнейшем — НПО «Альтаир»), главным конструктором — Г.Н. Волгин. Пусковую установку первоначально разрабатывали конструкторы ЦКБ-34 во главе с Т.Д. Вылкостом.

Уже на начальных этапах работ для М-11 было принято радиокомандное наведение, что соответствовало первоначальной концепции нового ЗРК как модернизации М-1. Однако задача радикального повышения тактико-технических характеристик привела к созданию практически полностью нового комплекса.

В окончательном виде введенный в состав М-11 стабилизированный антенный пост станции наведения «Гром» включал две антенны слежения за целью. Их отражатели, в отличие от параболических сегментов антенн у прототипа, были выполнены в виде фрагмента сферической поверхности — «тарелки». Этим формирование узкого луча для достаточно точного определения трех координат одной антенной. В результате станция включала два независимых трехкоординатных канала цели. В каждом из каналов применялись два метода определения угловых координат. В одной из плоскостей использовался обзорный метод (по максимуму сигнала в зависимости от ориентации антенны), в другой — моноимпульсный (по разности фаз принимаемого сигнала). Плоскости реализации каждого из этих методов были разнесены на соседних антеннах на 90°. Другим заметным отличием антенны канала цели стала решетчатая, а не примененная в М-1 более тяжелая, сплошная конструкция отражателей.

Антенны канала цели располагались непосредственно на передней стенке коробчатого контейнера с элементами электронной аппаратуры, на крыше которого устанавливались две стойки с антеннами канала ракеты, также тарельчатыми, но со сплошной конструкцией отражателей. Передача команд управления на ракету осуществлялась через рупорную антенну, размещенную ниже антенн канала цели.

Помехозащищенность радиоэлектронных средств комплекса обеспечивалась высокой мощностью передатчика команд, их тройным кодированием и низкой скважностью импульсов.

Создание ракеты В-611 для ЗРК М-11 поручили возглавляемому П.Д. Грушиным ОКБ-2 (в дальнейшем — МКБ «Факел»). Заказчики из ВМФ настаивали на том, чтобы в составе новой ракеты использовались только твердотопливные двигатели. Первые же оценки показали, что при использовании рецептур твердых топлив, освоенных к концу 1950-х гг., достичь требуемых характеристик ракеты при ее одноступенчатом исполнении не удастся. Двухступенчатый вариант В-611 имел преимущества по энергетике, но создавал проблему падения ускорителей на соседние корабли.

Наиболее рациональным для ракеты был признан двухрежимный двигатель. Он обеспечивал как стартовый режим большой тяги, необходимый для энергичного старта с короткой направляющей и быстрого разгона, так и маршевый — для поддержания высокой средней скорости полета.

Ракета В-611

Значительные трудности возникли при выборе топлива. Удельный импульс двигателя должен был составлять 220-230 с: при меньшем значении ракета просто не могла долететь на требуемую дальность. Достигнутый к тому времени удельный импульс твердотопливных двигателей не превышал 200 с, и требовавшийся для В-611 прирост в 20-30 с казался фантастикой.

Учитывая опыт разработки удачной ЗУР В-600 комплекса М-1, проектанты быстро скомпоновали новую ракету по схеме «утка», с минимальными размерами рулей и приводов. Но, как говорится, не успели высохнуть чернила на последней подписи в эскизном проекте, выпущенном в июне 1961 г., как схема ракеты изменилась. Продувки моделей в аэродинамических трубах и проведенные дополнительно расчеты показали, что характерные для нового изделия большие скоростные напоры должны были вызывать реверс элеронов на задней кромке крыльев.

В результате в окончательном варианте ракета В-611 была выполнена по нормальной схеме с Х-образным расположением аэродинамических поверхностей. Размах крыльев ракеты составил 1,7 м, при этом каждая консоль представляла собой треугольник со срезанной законцовкой с длиной хорды у основания 1445 мм и стреловидностью по передней кромке 62е при площади 0,48 м2. Площадь единичного трапециевидного руля — 0,086 м2. Масса ракеты составила 1833 кг, из которых 125 кг приходилось на боевую часть.

Корпус ракеты длиной 6167 мм состоял из пяти отсеков. В первом отсеке длиной 1095 мм с максимальным диаметром 465 мм располагались радио- и контактный взрыватели, а также антенна радиовзрывателя. Во втором отсеке длиной 540 мм и максимальным диаметром 530 мм располагались основные элементы системы управления. В третьем отсеке длиной 820 мм находилась боевая часть. Четвертый отсек длиной 2540 мм при диаметре 655 мм представлял собой корпус РДТТ. Хвостовой отсек длиной 1172 мм был выполнен в виде усеченного конуса, сужающегося до диаметра 502 мм. В нем размещались элементы рулевого привода, расположенные вокруг сопла двигателя с удлиненным газоводом.

В результате твердотопливный заряд оказался расположенным ближе к центру масс ракеты, и его выгорание стало меньше сказываться на изменении центровки ракеты в процессе полета. При этом время работы двигателя было близко к продолжительности полета ракеты на максимальную дальность, что позволяло обойтись без использования пассивного участка полета траектории и сопутствующих ему эффектов снижения маневренности и управляемости. Не менее важным при этом было и сохранение работоспособности корпуса двигателя при выполнении ракетой маневров в районе цели.

Еще одной новинкой стал бортовой источник питания, обеспечивающий аппаратуру ракеты переменным и постоянным током. В отличие от применявшихся ранее, он работал на твердом топливе. Его отработка оказалась сопряженной со множеством трудностей.

При первом бросковом пуске ракеты В-611, выполненном 30 июля 1964 г. на полигоне Капустин Яр с использованием пусковой установки от комплекса С-75 (с укороченной направляющей), еще до схода с направляющей оторвалось днище двигателя с соплом и газоводом. Несмотря на то, что выполненный через несколько дней второй пуск прошел успешно, пришлось доработать конструкцию двигателя. На устранение проблем, которые проявились во время первого пуска, потребовалось почти полгода исследований и доработок.

Испытания ракеты велись не только на сухопутном полигоне, но и на опытовом корабле. Большие габариты и массы элементов М-11 не позволили разместить его опытный образец на эсминце. Было принято решение использовать для испытаний один из ранее построенных крейсеров. Но при этом, в отличие от использовавшегося для отработки М-1 эсминца «Бравый», последующее применение этого опытового корабля как боевой единицы не предусматривалось с самого начала.

Выбор опытового корабля был сделан еще в 1955 г., когда руководство Министерства обороны и флота обратились к ЦК КПСС с пред¬ложением переоборудовать по пр.ЗЗ для испытаний ракетного оружия два крейсера-ветерана Великой Отечественной войны: черноморский «Ворошилов» (пр.26) и балтийский «Максим Горький» (пр.26бис). На пр.ЗЗ предлагалось испытывать ПКР: П-35 — на «Ворошилове» и П-6 — на «Максиме Горьком». При этом на последнем предусматривалось провести и отработку баллистических ракет Р-15. Однако вопрос о судьбе пр.ЗЗ решался столь медленно, что ему стали «наступать на пятки» штатные носители разрабатываемого оружия — подводные лодки пр.651 и ракетные крейсера пр.58. В итоге «Максим Горький» отправился на слом, а «Ворошилов» все-таки был переоборудован в опытовое судно ОС-24, но уже по другому проекту, разработанному в ЦКБ-17 (ныне — «Невском ПКБ») под руководством Г.И. Власова, — пр.ЗЗМ, которым он был предназначен для испытаний комплексов М-11 и «Оса-М».

В результате проведенной модернизации архитектура корабля изменилась до неузнаваемости. С крейсера сняли штатные надстройки, мачты и всю имевшуюся артиллерию, поставив пару спаренных 57-мм автоматов 3иф-31 Б, предназначенных для самообороны. На ОС-24 было размещено по станции наведения и по пусковой установке комплексов М-11 и «Оса-М», а также множество стоек, как собственно аппаратуры комплексов, так и систем, обеспечивающих измерения, проверки и прочие операции, не предусмотренные на боевом корабле. Все это хозяйство требовало больших объемов для размещения. Чтобы свести к минимуму демонтажные работы внутри корпуса, большинство оборудования расположили в двух новых прямоугольных надстройках. На крыше более высокой носовой надстройки установили опытный образец антенного поста станции «Гром». На нее же опирались две из четырех стоек решетчатой фок-мачты, несшей самую совершенную на начало 1960-х гг. трех-координатную радиолокационную станцию обнаружения «Ангара-А» МР-310. Столь же солидная, но более низкая решетчатая грот-мачта перед второй трубой предназначалась для перспективной станции «Восход» МР-600. Но ее разработка задерживалась, и опытный образец МР-600 поставили на первый боевой корабль, оснащенный комплексом «Гром» — противолодочный крейсер «Москва».

Вновь установленное на ОС-24 радиоэлектронное хозяйство многократно увеличило потребности в энергопотреблении. Чтобы решить эту проблему суммарную мощность турбо- и дизельгенераторов почти утроили, доведя до 3700 кВт, но при этом пришлось ополовинить котлотурбинную установку, снизив ее мощность до 61 ООО л.с. Тем не менее корабль мог по-прежнему развивать неплохую скорость в 29 узлов, поскольку по водоизмещению (стандартное 8100 т, полное 9550 т) ОС-24 не превышал «Ворошилов» в лучшие времена завершения его строительства, до установки непредусмотренного проектом дополнительного вооружения и оборудования.

Опытовое судно ОС-24

По силуэту ОС-24 смотрелся внушительно: он стал даже похож на мощнейшие в то время американские ракетные крейсера типа «Олбани», так же переоборудованные из ветеранов Второй мировой войны, но не в опытовые суда, а в боевые корабли, составившие основу ПВО авианосных соединений.

ПЛК пр.1123 "Ленинград"

Переоборудование «Ворошилова» велось на севастопольском заводе №497 (позднее — «Севморзаводе») и завершилось к концу 1964 г. Тогда на ОС-24 смонтировали только оборудование комплекса М-11. Разработка «Осы-М» и унифицированной с ней «Осы» для Сухопутных войск безнадежно отставала от плановых сроков.

В январе 1966 г. на ОС-24 проводились бросковые испытания В-611 с целью определения влияния газовой струи на корабельные конструкции. Их результаты не были идеальными, поскольку к началу 1966 г. еще не удалось завершить стендовую отработку двигательной установки. Случались ее прогары, требовавшие проведения необходимых мероприятий по корректировке размеров и усилению теплозащиты.

Для устранения выявившегося при пусках эффекта экранирования прохождения радиосигналов от станции наведения факелом горячих газов были выполнены четыре дополнительных пуска, во время которых было уточнено влияние работы двигателя на функционирование радиолинии управления при различном расположении бортовых антенн. В результате приняли решение об установке на пилонах в хвостовой части ракеты двойных антенн канала команд и канала ответа.

С 27 февраля 1966 г. проводились пуски В-611 в замкнутом контуре управления, и в одном 10,3 км. Следующий пуск был выполнен по идущему на высокой скорости катеру-мишени на дальности 20 км.

В ходе летных испытаний выявился еще один недостаток: при пусках по высотным целям в разреженном воздухе начались высоковольтные пробои в аппаратуре бортового передатчика ракеты, что потребовало соответствующей доработки приборов. Проблемы вызвала и отработка резких маневров на больших высотах, в результате чего пришлось усовершенствовать метод наведения.

С 1967 г. испытания М-11 проводились не только на ОС-24, но и на крейсере «Москва».

Противолодочный крейсер пр. 1123 «Москва» был спроектирован в ЦКБ-17 под руководством А.С. Савичева (затем — А.В. Маринича) и заложен 15 декабря 1962 г. на стапеле николаевского завода №444 (в дальнейшем — «Черноморский завод») за номером 701. По своему назначению, архитектуре, вооружению, техническим средствам и тактико-техническим данным он в корне отличался от всех кораблей, которые когда-либо строились для советского флота, а потому привлекал к себе самое серьезное внимание руководства страны. Первоначальным графиком работ строительство крейсера планировалось осуществить за два с половиной года.

Предназначенная для установки на пр. 1123 комплектация комплекса М-11 должна была состоять из двух станций управления оружием 4Р-60, двух пусковых установок Б-187, двух погребов с постами контроля и подготовки ракет к пуску. Ракеты предполагалось разместить под пусковыми установками в погребах, в вертикальном положении в два яруса во вращающихся барабанах. При этом каждый ярус вмещал четыре барабана по шесть ракет — по 48 на каждую спаренную пусковую установку. В результате, каждый корабль, уходя в боевой поход, мог иметь на борту 96 ракет. На загрузку одной ЗУР требовалось 7,5 мин, а пополнение боекомплекта «с нуля» растягивалось теоретически на половину суток, а реально — на несколько дней.

«Москву» оснастили двумя станциями наведения «Гром», но оба зенитных ракетных кормовые углы, начиная с примерно ±130° от носа, так что позади корабля образовывалась значительная мертвая зона, в которой «Москва» была почти беззащитна от атак воздушного противника.

В какой-то мере этот недостаток компенсировался возможностью совершения кораблем маневра при своевременном обнаружении целей и, разумеется, при том условии, что атака будет выполняться только с одного направления на больших или средних высотах.

Упомянутая уникальная мачто-труба «Москвы» завершалась стабилизированной крупногабаритной антенной станции обнаружения «Восход» МР-600, опытный образец которой поставили на корабль. К началу разработки М-11 наиболее совершенная по тем временам радиолокационная станция «Ангара» обеспечивала обнаружение летящего на большой высоте бомбардировщика Ил-28 на дальности 150 км. Это считалось достаточным для обеспечения боевой работы М-1, но не более дальнобойного М-11. Выработка целеуказания для М-11 была определена в качестве основного назначения станции обнаружения «Восход» МР-600 при ее разработке конструкторами завода «Салют» во главе с Ш.И. Глейзером. В ней было реализовано несколько новаторских по тем временам технических решений, в том числе электронное сканирование по углу места. Антенна включала линейный излучатель и отражатель в виде фрагмента цилиндрической поверхности высотой 8,5 м и шириной 7,5 м. Излучатель был выполнен как скрученный пучок волноводов, соответствующих различным частотам излучения и, соответственно, диаграммам направленности. Частота менялась от импульса к импульсу, и в результате луч быстро перемещался в вертикальной плоскости от одного из 12 фиксированных положений к другому. Разворот луча в горизонтальной плоскости достигался механическим вращением антенны. Кроме основного излучателя и отражателя, на вращающейся части антенного поста размещалось еще несколько антенн, включая предназначенные для подавления боковых лепестков диаграммы направленности и связанные с системой государственного опознавания.

Для своего времени эта РЛС обладала превосходными характеристиками. Истребитель МиГ-19 обнаруживался ею на дальности 360 км, а более крупные цели — 500 км и более. Станция обладала высокой защищенностью как от пассивных, так и от активных помех, уверенно обнаруживала и надводные цели. Создание «Восхода» стало первым шагом к последующей разработке современных станций с фазированными антенными решетками, использующих другие физические принципы для осуществления электронного сканирования луча.

В качестве дублирующего средства «Москва» была оснащена станцией «Ангара-А» в усовершенствованной модификации МР-310А впервые сопряженной с системой обработки информации с использованием ЭВМ, что позволило вести автоматическое сопровождение 15 целей.

К лету 1964 г. стало ясно, что строительство «Москвы» отстает по срокам приблизительно на полтора года. Спуск корабля на воду состоялся только 14 января 1965 г., и окончание его постройки было запланировано уже на 1967 г. Вслед за ним, буквально на следующий день после спуска «Москвы» на воду, был заложен второй крейсер пр. 1123 (№702), получивший в дальнейшем имя «Ленинград».

В1967 г. многие системы будущего флагмана советского ВМФ испытывались, сдавались и принимались на вооружение одновременно с кораблем, в том числе и М-11 с ракетами В-611.

Для обеспечения стрельб зенитными ракетами с земли запускались самолеты-мишени, которые по условиям безопасности сопровождались двумя истребителями. Они должны были добить самолет-мишень в том случае, если он отклонится от курса, а также при промахе ракеты или отмене стрельбы. Специально для обеспечения этих испытаний была выделена эскадрилья истребителей, базировавшихся на аэродроме вблизи Феодосии.

Первые стрельбы зенитными ракетами с «Москвы» не получились. Истребителям пришлось добивать в воздухе несколько мишеней. Вскоре на корабль прибыл директор судостроительного завода А.В. Ганькевич, назначивший участникам стрельб премию в одну тысячу рублей за каждый успешный пуск. Дела начали улучшаться.

К середине августа, перед самым началом Государственных испытаний, оставалось выполнить последнюю стрельбу. Неожиданным препятствием стал приближавшийся День авиации, перед которым во избежание аварий или катастроф, были запрещены все полеты военных самолетов. Ганькевичу удалось пробиться на прием к командующему воздушной армией Трижды Герою Советского Союза А.И. Покрышкину, который вошел в положение судостроителей и ракетчиков и дал разрешение на выполнение истребителями полетов.

Все это так подняло напряжение среди моряков, работников и испытателей, что перед последней стрельбой на полетной палубе и надстройке крейсера собрались все кто только мог, искренне переживая за результат столь важного пуска. И когда первой же парой стартовавших с корабля В-611 мишень была поражена, ликованию собравшихся не было предела! Государственные испытания М-11 начались в заданный срок.

В ходе государственных испытаний «Москвы» было проведено 20 пусков ракет, включая девять телеметрических. Примерно треть из них прошла неудачно. Один раз сказались недоработки в документации, в трех случаях подвела корабельная система управления и в трех — бортовая ракетная. Четыре пуска провели по имитированным целям, столько же — по парашютным мишеням ПМ-6, спускавшимся на высоте 8 км на дальностях около 30 км. Кроме того, выполнили по два двухракетных залпа по мишеням Ла-17, летевшим на той же высоте, но на удалении чуть больше 20 км, и еще два — по барже, поставленной на том же удалении. Интервал между пусками составлял 40 с, время предстартовой подготовки — 3 мин 40 с.

В целом при испытаниях была подтверждена способность комплекса поражать цели на дальностях от 6 до 33,5 км, в диапазоне высот от 100 м до 25 км.

Следует отметить, что пуски зенитных ракет с «Москвы» ставили своей основной целью испытания конкретной комплектации вооружения корабля, а не комплекса М-11, который продолжал отрабатываться на ОС-24 и после сдачи флоту первого вертолетоносца 25 декабря 1967 г.

Принятие на вооружение комплекса М-11 «Шторм» и ракет В-611 (4К-60) было определено постановлением от 6 сентября 1969 г., после чего ОС-24 использовался для испытаний «Осы-М», а затем, до середины 1970-х гг., — как корабль для обучения офицеров-ракетчиков. Завершал службу бывший «Ворошилов» как плавказарма, а затем был разобран на металл.

Практически одновременно с принятием «Шторма» на вооружение вступил в строй флота и однотипный с «Москвой» вертолетоносец «Ленинград», при испытаниях которого были запущены восемь ракет В-611, в том числе две по имитированной цели, пара — по катеру пр. 199, а остальные — двумя двухракетными залпами по беспилотным мишеням Ла-17. Несмотря на то, что одна из ракет после старта не стала управляться, обе мишени были сбиты и испытания сочли вполне успешными.

В дальнейшем М-11 с одноярусными пусковыми установками Б-192А разместили и на разработанном конструкторским коллективом во главе с А.В. Мариничем тяжелом авианесущем крейсере «Киев» пр. 1143, основой авиагруппы которого стали уже не вертолеты, а самолеты вертикального взлета и посадки Як-38. Увеличение почти втрое водоизмещения в сравнении с вертолетоносцем позволило более рационально разместить зенитные ракетные комплексы: один в носовой части, второй — в кормовой, избежав наличия «мертвой зоны». Целеуказание для комплексов наряду с все тем же «Восходом» обеспечивалось новейшей станцией «Фрегат», установленной вместо «Ангары-А». Кроме М-11 на построенном на «Черноморском заводе» (строительный номер 101) «Киеве» установили и зенитный ракетный комплекс самообороны «Оса-М». При испытаниях корабля на Черном море, продолжавшихся с 6 мая по 24 октября 1975 г., успешно провели семь пусков ракет В-611 по парашютным мишеням М-6 и катеру-цели.

Спустя почти два года, 15 октября 1977 г., начались испытания «Минска» (№102), однотипного «Киеву», завершившиеся 18 февраля 1978 г. При этом провели восемь успешных пусков ракет В-611 по корабельному щиту, мишеням Ла-17М и М-6. Последним из тяжелых авианесущих крейсеров комплексом «Шторм» оснастили «Новороссийск» (№103) усовершенствованного проекта 11433, разработанного в Невском ПКБ под руководством В.Ф. Аникеева и имевшего ряд заметных отличий от предшественников. В частности, его радиолокационные средства были дополнены двумя станциями обнаружения низколетящих целей «Подкат», а «Осу-М» сняли ради размещения более совершенного «Кинжала». Его разработка несколько отстала от намеченных сроков и он так никогда и не был поставлен на этот корабль. При испытаниях, проведенных с 20 по 27 мая 1982 г., выполнили 11 пусков по корабельному щиту, мишеням Ла-17М и М-6. В них впервые проявилась не отмечавшаяся ранее тенденция — три ракеты упали в воду сразу после старта. В качестве контрмеры было предложено увеличить минимальный угол старта ракет при стрельбе по низколетящим целям.

Тяжелый авианесущий крейсер "Минск"

На последующие авианесущие корабли устанавливались только зенитные ракетные комплексы самообороны. Задачу поражения воздушных целей на дальних рубежах вполне обоснованно возложили на корабли охранения, а высвободившиеся массы и объемы использовали для усиления основного авиационного вооружения.

Кроме вертолетоносцев пр. 1123, комплекс М-11 первоначально предусматривался и для применения на кораблях радиолокационного дозора пр.62 и на кораблях ПВО пр. 1126. Еще до принятия программы кораблестроения на семилетку 1959-1965 гг. в связи с унификацией пр.62 с ракетным крейсером пр.58 было решено заменить на нем М-11 на более скромный М-1. Постановлением от 30 мая 1960 г. число кораблей пр. 1126 сократили до двух, а спустя год, постановлением от 12 июня 1961 г., их вообще исключили из программы.

Тяжелый авианесущий крейсер "Новороссийск"

Однако задача эффективного прикрытия ударных и противолодочных кораблей от ударов с воздуха оставалась вполне актуальной, особенно с учетом крайней слабости средств ПВО уже строившихся ракетных крейсеров пр.58, несших всего по одному комплексу М-1. Постановлением от 30 декабря 1961 г. было принято решение о строительстве «кораблей с увеличенным противолодочным и противовоздушным вооружением». Для нового корабля пр. 1134 наряду с ударным вооружением в составе противокорабельных ракет П-35 были заданы ракетные средства ПВО в составе двух комплексов М-11 с суммарным боекомплектом из 36 ракет. С учетом возможной задержки с разработкой М-11 для первых кораблей этого проекта допускалась установка двух комплексов М-1 с общим боекомплектом из 64 ракет. В целом пр. 1134 представлял собой как бы гибрид ракетного крейсера пр.58 с большим противолодочным кораблем пр. 61. Он сменил на стапелях ленинградского «Завода им. А.А.Жданова» (№190) оба эти типа кораблей, строившихся там с начала 1960-х гг.

Опасения относительно возможной задержки разработки М-11 подтвердились. Поэтому все четыре корабля исходного пр. 1134 (главный конструктор — В.Ф. Аникеев) пришлось оснастить комплексом М-1. Комплекс М-11 был установлен на модернизированный проект 1134А, отличавшийся от первоначального пр. 1134 как ударным оружием (противокорабельный П-35 сменил противолодочный комплекс «Метель»), так и назначением: ракетный крейсер трансформировался в большой противолодочный корабль (ВПК).

Применить М-11 на кораблях пр. 1134А в той же комплектации, что и на вертолетоносцах, не получилось по двум причинам. Во-первых, большой противолодочный корабль по водоизмещению был вдвое меньше «Москвы» и, главное, не обладал необходимой для уверенного применения вертолетов огромной высотой палубы — не менее 17 м над уровнем моря. Поэтому для 1134А пришлось разработать новую модификацию пусковой установки — Б-187А с одноярусными барабанами и, соответственно, с вдвое меньшим боекомплектом. Во-вторых, проработки показали возможность путем небольшой доработки станции наведения «Гром» обеспечить управление ею и ракетами комплекса «Метель». Основная проблема состояла в полтора раза большей дальности применения «Метели» — до 50 км против 33 км у «Шторма». С учетом предельности возможностей передатчика команд станции «Гром» задачу решили путем создания для него новой зеркально-рупорной антенны. Многофункциональная станция получила обозначение «Гром-М».

Головной корабль проекта 1134А «Кронштадт», разработанного в ленинградском «Северном ПКБ» (ЦКБ-53) под руководством В.Ф. Аникеева, был построен на Ждановком заводе (строительный номер 721) и вступил в строй в 1969 г. Расположение пусковых установок Б-187А на оконечностях корабля обеспечивало хорошее сочетание их зон обстрела — до ± 142е от носа для первой и до ± 135* от кормы для второй. Общий боекомплект составил 48 ракет В-611. В дальнейшем на «Заводе им. А.А. Жданова» построили еще девять кораблей пр.1134А: «Адмирал Исаков», «Адмирал Нахимов», «Адмирал Макаров», «Маршал Ворошилов» (переименован в «Хабаровск» в 1991 г.) «Адмирал Октябрьский», «Адмирал Исаченков», «Маршал Тимошенко», «Василий Чапаев», «Адмирал Юмашев» (номера с 722 по 730). Последний из них вступил в строй в 1977 г.

Проект оказался удачным, и к строительству решили подключить и николаевский «Завод им. 61 коммунара». Отсутствие в Николаеве жестких ограничений по габаритам спускаемых кораблей, свойственных ленинградскому заводу, позволило строить там усовершенствованный проект 1134Б на 20% большего водоизмещения. Такой корабль, разработанный под руководством В.Ф.Аникеева (затем А.К. Перькова), оснастили более современной газотурбинной установкой и, помимо М-11, установили пару комплексов «Оса-М». Суммарный боекомплект М-11 увеличили до 80 ракет за счет применения новых пусковых установок Б-192 с конвейерным, а не барабанным размещением боезапаса. В результате изменения архитектуры надстройки носовые углы обстрела уменьшились до ±130°, а кормовые увеличились до ±150°. В ходе испытаний головного корабля «Николаев» (№2001), сданного флоту в 1972 г., при трех пусках по имитированной цели, четырех — по мишени М-6 и двух — по катеру имели место два несхода ракет и один промах.

В дальнейшем на «Заводе им. 61 коммунара» было построено еще шесть кораблей пр.1134Б («Очаков», «Керчь», «Азов», «Петропавловск», «Ташкент», «Таллин» (с 1990 г. переименованный во «Владивосток», номера с 2002 по 2007), последний из которых пополнил флот в 1979 г. При этом «Азов», построенный по модифицированному пр. 1134БФ, сдали в 1975 г. только с одним (носовым) комплексом М-11. Спустя пару лет на корме смонтировали опытный образец новейшего зенитного ракетного комплекса С-300Ф.

Большой противолодочный корабль "Адмирал Юмашев"

Модернизация М-11 проводилась дважды: в 1969 г. — в предназначенный для кораблей пр. 1134А и пр. 1134Б «Шторм-М» с многофункциональными станциями «Гром-М», работающими и с противолодочными ракетам «Метель», и в 1986 г. — в «Шторм-Н», обеспечивающий поражение аэродинамических целей на малых высотах.

Кроме того, в начале 1970-х гг. была предпринята попытка глубокой модернизации «Шторма» с доведением максимальной дальности до 50 км. Но к этому времени его основные создатели были загружены работами по идущему ему на смену С-300Ф, и чтобы не отвлекать конструкторов от этой работы, от радикальной модернизации «Шторма» отказались.

В целом, за годы службы «Шторм» положительно проявил себя, явившийся, по характеристике «бессменного главкома» советского флота С.Г. Горшкова, «становым хребтом противовоздушной обороны флота». Более того, так как «Шторм» размещался в основном на кораблях, лишенных ударного ракетного вооружения, он стал и важнейшим противокорабельным оружием крупнейших надводных кораблей флота постройки конца 1960-х и 1970-х гг., за исключением тяжелых авианесущих крейсеров.

Разумеется, «Шторм» был не лишен недостатков, наиболее очевидным из которых была громоздкость станций наведения и большая масса и габариты ракеты. В частности, жесткие ограничения по длине, связанные с так и не реализованной унификацией с М-1, привели к выполнению корпуса в непривычном для зенитной ракеты малом удлинении, что обусловило значительное аэродинамическое сопротивление и быстрое торможение ракеты по окончании работы двигателя.

Неоднократно случались с этими ракетами и аварийные ситуации, требовавшие от военных моряков проявления мужества. В ночь с 15 на 16 декабря 1971 г. из-за недосмотра при загрузке ракет в погреб крейсера «Москва» произошло соударение двух ракет 4К-60. При этом нижняя ракета разломилась на две части. К счастью, ни взрыва, ни возгорания не последовало, и после тщательного анализа ситуации специалистами корабля поломанная ракета была расстыкована и выгружена с корабля.

В феврале 1975 г. из-за короткого замыкания на крейсере «Москва» возник пожар. Так как огонь стал угрожать погребу с зенитными ракетами, было принято решение о его затоплении. Водой, поднявшейся на высоту около 2 м, были затоплены ракеты нижнего яруса. Но, как выяснилось при их проверке, в результате воздействия воды была выведена из строя лишь небольшая часть этих ракет.

По масштабам развертывания ЗРК М-11 примерно вдвое уступал комплексу М -1, который он сменил в качестве основного зенитного оружия кораблей большого и среднего водоизмещения. Изготовили 44 комплекса для ОС-24 и 22 боевых кораблей, в то время как 72 комплекса М-1 установили на 51 корабле (включая пять, построенных для Индии). Комплекс М-11 «Шторм» никогда не поставлялся за рубеж, но в ряде публикаций 1990-х гг. его представляли под «экспортным» наименованием «Шквал».

Большой противолодочный корабль "Очаков"

После 2010 г. на флоте остался всего один корабль-носитель М-11 — БПК «Керчь», основательно модернизированный к 1988 г. с заменой «Восхода» на новейшую станцию «Подберезовик». Перспективы его длительного сохранения в составе флота сомнительны. Однако вместе с ними не уйдут в историю основные конструктивные решения ракеты В-611, с которой еще в 1960-х гг. был проведен ряд работ, преследовавших цель использовать ее для решения других задач.

Еще в начале 1960-х гг. в ОКБ-2 на базе В-611 был рассмотрен вариант ракеты для зенитного комплекса Сухопутных войск «Круг». Так как для этого комплекса была задана большая дальность (45 км), ракету дополнили двумя стартовыми двигателями, расположенными по «пакетной» схеме, что увеличило ее стартовый вес до 2600 кг. Однако такая ракета для «Круга» не понадобилась: свердловские конструкторы во главе с Л.В.Люльевым успешно завершили заданную им разработку ракеты ЗМ8.

В 1963 г. на базе В-611 был разработан проект радиоуправляемой ракеты «земля-земля» В-612 для высокоточного тактического комплекса «Ястреб» с максимальной дальностью 35 км. Применение для нее более тяжелой боевой части сдвинуло центровку вперед и для компенсации этого у носка ракеты пришлось установить небольшие аэродинамические поверхности — дестабилизаторы. Однако применение радиокомандной системы в тактическом комплексе сочли неуместным по критериям помехозащищенности и взамен «Ястреба» начали разработку комплекса «Точка» с максимальной дальностью 70 км. В1965 г. в ОКБ-2 был выпущен проект тактической ракеты с инерциальной системой управления — В-614.

Однако, учитывая несвойственность данной тематики для ОКБ-2 и его перегруженность важнейшими работами по ПВО и ПРО, через год приняли решение поручить дальнейшую разработку «Точки» коллективу коломенского СКБ (ныне — КБМ) во главе с С.П.Непобедимым. Получив необходимую документацию, коломенцы радикально ее переработали, изготовили, испытали ракету и сдали ее на вооружение в 1974 г. Основным внешними отличиями коломенской разработки от исходной ракеты стали уменьшенные крылья с размахом 1,38 м, замена пластинчатых рулей на раскрываемые решетчатые, а также отсутствие дестабилизаторов. Позже на базе «Точки» коломенцами была создана «Точка-У» с максимальной дальностью 120 км. И эта ракета XXI века в своем облике также несет основные черты, впервые воплотившиеся в зенитной ракете В-611, разработанной еще в начале 1960-х гг. под руководством П.Д.Грушина.

Р.Ангельский, В.Коровин

по материалам журнала «Техника и вооружение» № 12  2013 г.

Читать также:

Корабельные ЗРК

М-22 «Ураган»

ЗРК М-2 «Волхов»

ЗРК С-300Ф «Форт»

ЗРК М-1 «Волна»

ЗРК «Кинжал»

✏ Оставить комментарий

Приобрести книги по скидкам:







  • Архивы