ЗРК М-2 «Волхов»

14.03.2015

1

При проведении первых проработок установки зенитного вооружения на корабле, выполненных еще в 1954 г., за основу был взят наиболее современный по тому времени комплекс Войск ПВО страны — С-75. В ноябре 1954 г. Заказчик задал в проработку вариант с размещением ПУ с одной направляющей (по типу уже изготовленных наземных СМ-63) вместо расположенных побортно универсальных 100-мм башен СМ-5-1. Боекомплект должен был составлять пять ракет на ПУ. Спустя всего пару недель моряки потребовали рассмотреть и другой вариант — с двумя спаренными ПУ вместо двух трехорудийных кормовых башен главного 152-мм калибра. Видимо, учитывалась информация по работам, проводимым в США.

За океаном к созданию первой ЗУР «Ларк», предназначенной в основном для защиты кораблей от самолетов японских летчиков — камикадзе, приступили еще в 1945 г. Но в первые послевоенные годы работы велись без особого напряжения. Только в 1950 г. «Ларк» первой из корабельных ракет поразила воздушную цель. Позднее ее официально приняли на вооружение, но не использовали как боевое оружие. Комплекс с ЗУР, оснащенной работавшем на анилине и азотной кислоте жидкостным ракетным двигателем, несколько лет применялся для обучения корабельных ракетчиков.

Тем временем для оснащения боевых кораблей в США создали корабельный ЗРК «Терьер» с намного лучшими тактико-техническими и эксплуатационными характеристиками. Для его испытаний специально перестроили линкор «Миссисипи». После принятия ЗРК «Терьер» на вооружение под этот комплекс переоборудовали ранее построенные корабли. Эксперимент с перевооружением под комплекс «Терьер» эсминца «Гайаэт» показал, что первые громоздкие серийные зенитные ракеты просто не вписываются на корабли меньшего водоизмещения, чем крейсер. С другой стороны, в ходе послевоенных сокращений флот лишился большинства линкоров. В течение 1955— 1956 гг. американцы заменили кормовую башню главного калибра тяжелых крейсеров «Бостон» и «Канберра» на две спаренные пусковые установки ЗУР, после чего приступили к перевооружению нескольких других крейсеров.

Принятые американцами схема расположения на корабле ПУ и подвесное закрепление на них ЗРК оказались предпочтительными и по результатам проработок отечественных организаций, выявивших преимущества данной схемы при стрельбе на малых углах возвышения в случае поражения низколетящих целей. С учетом этого Постановлением правительства от 13 августа 1955 г. «О защите кораблей ВМФ от авиации» предписывалась, в частности, разработка ЗРК М-2 («Волхов-М») для вооружения крейсеров пр.70, переоборудуемых из уже вступивших в строй кораблей пр.68бис с заменой обеих кормовых башен на две спаренные ПУ с общим боекомплектом 20 ракет. Наряду с пр.70 под руководством главного конструктора К.И. Трошкова в ЦКБ-16 выполнялся и проект 70Э экспериментального корабля для отработки комплекса, предусматривающий замену на спаренную ПУ только третьей башни главного калибра.

2

3

В комплексе М-2 предполагалось использовать ЗУР В-753, разработка которой была поручена ОКБ-2 (в дальнейшем — МКБ «Факел») главного конструктора П.Д. Грушина. В-753 применения в корабельных условиях двухступенчатую ЗУР В-750, спроектированную для ЗРК СА-75 «Двина» и проходившую испытания с середины 1955 г. В отличие от СА-75, создание корабельного ЗРК М-2 в целом и станции наведения ракет «Корвет-Севан» поручалось главному конструктору С.Т. Зайцеву, трудившемуся в НИИ-49 (ныне — ЦНИИ «Гранит»). Стабилизированной спаренной ПУ СМ-64 занимались в ЦКБ-34 под руководством А.С. Гринштейна и Е.Г. Рудяка.

Как и у ракеты В-750, дальность действия первой корабельной ЗУР должна была составлять 29 км, высота поражаемых целей — от 3 до 22 км. Для применения на корабеле требовалось переделать опорные бугели крепления к направляющим ПУ в узлы подвески, а также заменить ряд конструкционных материалов на более подходящие для эксплуатации в морских условиях.

4

5

13

Спустя год после начала работ правительственным Постановлением от 17 августа 1956 г. «О создании реактивного управляемого вооружения для кораблей ВМФ» были уточнены требования к кораблю пр.70. Замене на спаренные ПУ СМ-64 подлежали уже все башни главного калибра переоборудуемого крейсера.

9

В качестве экспериментального корабля по проекту 70Э переоборудовали «Дзержинский» (заводской номер 374) — первый из черноморских крейсеров пр.68 бис, пополнивший флот еще 30 августа 1952 г. Ранее для проведения испытаний на нем установили довольно мощную по тем временам трехкоординатную РЛС «Кактус», способную выдать информацию о воздушной обстановке в необходимом для зенитного комплекса объеме. Громоздкость ракет (их длина составляла почти 10,8 м) проявилась во внешнем облике корабля. Размеры имевшихся погребов артиллерийского боезапаса третьей башни корабля оказались недостаточными. В результате, над палубой «Дзержинского» пришлось соорудить специальную надстройку высотой 3,3 м. На ее боковых поверхностях хорошо просматривались цилиндрические наплывы, за которыми размещались два барабана на четыре ракеты каждый. Предусматривалась подпитка барабанов с установкой на них еще пары ракет, стоящих отдельно.

Переоборудование корабля велось на заводе №444 в Николаеве с 15 октября 1957 г. по 24 декабря 1958 г. Несмотря на предпринятые попытки создать автоматическую систему заправки маршевой ступени ракет топливом, пришлось остановиться на ручной заправке, которая осуществлялась в ракетном погребе перед подачей ЗУР на ПУ.

В декабре 1958 г. с «Дзержинского» провели шесть бросковых пусков В-753, показавшие работоспособность ПУ и устройств подачи ракет из погреба. По их результатам пришлось усилить защиту открытых боевых постов от воздействия струи стартового ускорителя ЗУР, ввести системы автоматического пожаротушения и автоматической дозаправки ракеты одним из топливных компонентов в ходе предстартовой подготовки. В течение 1959 г. осуществили около 20 пусков, в том числе и по реальным воздушным целям. Первой же ракетой удалось сбить летевший на высоте 10 км самолет Ил-28.

В ходе испытаний, проведенных в 1959—1960 гг., были подтверждены летно-технические характеристики комплекса М-2 (в том числе дальность до 39 км и досягаемость по высоте до 25 км), в основном соответствующие заданным. Что не менее важно, своевременно изученную на практике морскую специфику учли в работах по предназначенному для моряков ЗРК М-1, которому довелось на многие годы стать основным зенитным оружием советского флота.

10

Однако в итоге комплекс М-2 оказался слишком тяжелым и громоздким даже для такого корабля, как «Дзержинский», а боезапас из десяти ракет — явно недостаточным. Наших моряков впечатлял тот факт, что американский «Бостон» при почти том же водоизмещении нес 144 ракеты. Все объяснялось очень просто.

11

Размах стабилизатора «Терьера» составлял всего 0,51 м против 1,8 м у В-753, что позволяло разместить на равной площади почти в 13 раз больше ракет. Советская ракета была длиннее «Терьера» на целый межпалубный интервал. Кроме того, В-753 оказалась в раза тяжелее американской ЗУР. Ничего хорошего не сулило и применение азотной кислоты в качестве окислителя. Крейсер — не торпедный катер. Он должен продолжать бой и при серьезных повреждениях. Крайне низким был и темп стрельбы, определявшийся продолжительностью перезарядки ПУ, а также предстартовой дозаправки ракеты.

Получалось, что В-753 — замечательная ракета, но, увы, не для корабля!
Недостатки ЗРК М-2 были очевидны еще до начала испытаний.

Поэтому по постановлению от 10 августа 1958 г. вместо проекта 70 для переоборудования восьми уже построенных крейсеров пр.68бис предусматривался проект 71, на котором замене на ПУ СМ-64 подлежали только кормовые башни. Первым на переоборудование по этому варианту поступил «Адмирал Нахимов», на котором ранее проходил испытания экспериментальный образец противокорабельного комплекса «Стрела». По тому же постановлению вместо пр.67 со «Стрелой» недостроенные корабли должны были вступить в строй по проекту 64 с принципиально новыми ракетными комплексами — противокорабельным П-6 и зенитным М-3. Но работы по ЗРК М-3 с дальностью 55 км велись очень медленно, и вместо него предложили модернизированный М-2—так называемый М-2бис, в составе которого предполагалось использовать модифицированные ракеты В-755 от комплекса С-75М «Волхов». Планировалась и установка модернизированного антенного поста с расположением основных полотнищ антенн под углом 45° к горизонту, как в комплексе Войск ПВО страны С-125, что должно было улучшить работу по маловысотным целям.

Но время ушло. Вопреки распространенному мнению, не по субъективной воле Н.С. Хрущева или по решению моряков, а по настоянию Госкомитета по судостроению в программе судостроения на семилетку 1959— 1965 гг., принятой постановлением от 3 декабря 1958 г., не нашлось места для достройки кораблей по пр.64 и пр.71. Семь так никогда и не достроенных крейсеров пр.68бис в начале 1960-х гг. пошли «на иголки». Аналогичная участь постигла и «Адмирал Нахимов», который начали переоборудовать на заводе №444 в Николаеве. По постановлению от 21 июля 1959 г. крейсер планировалось ввести в строй по упрощенному варианту пр.71 — проекту 1131, по которому при замене кормовых башен на ПУ СМ-64 уже не предусматривалась замена устаревшей зенитной артиллерии на новые 76- и 57-мм автоматы. В конечном счете, спустя год еще одним постановлением корабль был окончательно обречен на списание и разборку.

12

Тем временем американцы серьезно усилили ПВО своего флота, успев до 1960 г. перестроить в ракетоносцы еще пять крейсеров ветеранов войны по схеме, аналогичной преобразованию «Бостона». Спустя несколько лет переоборудовали еще три крейсера типа «Олбани», полностью сняв артиллерию и превратив их в совершенно новые корабли с мощнейшим зенитным ракетным оружием.

На фоне судьбы так и не достроенных советских ракетных крейсеров и «Адмирала Нахимова» можно считать, что «Дзержинский» прожил «долгую счастливую жизнь». 3 августа г., уже после завершения программы испытаний ЗРК М-2, он был переведен в разряд учебных кораблей. В 1962 г. М-2 официально приняли на вооружение, хотя кораблей-носителей для него не предвиделось. Руководствуясь принципом «от греха подальше», ракеты по возможности не эксплуатировали и на «Дзержинском».

С 1970 г. ЗРК законсервировали и больше не использовали. Тем не менее ракетное вооружение придавало крейсеру современный, грозный вид. Летом 1967 г. и осенью 1973 г. он выполнял на Средиземном море «задачи по оказанию помощи вооруженным силам Египта». Само его присутствие придавало дополнительную весомость советской эскадре. Возможность применения ЗРК М-2 (хотя бы теоретическая) исключала безнаказанные действия против наших кораблей с высот, превышающих 10 км, — досягаемость комплекса М-1 «Волна».

За годы службы «Дзержинский» побывал во множестве стран мира. В1980 г. его поставили на консервацию. Только спустя 8 лет он наконец был исключен из списков флота и в 1989 г. отправился на переплавку в Индию, завершив весьма долгую, по флотским меркам, 36-летнюю службу.

К тому времени корабли нашего Военно-морского флота были оснащены разнообразными зенитными комплексами, позволявшими отражать атаки любых средств воздушного нападения. Безусловно, в их создании сыграл значительную роль первый и крайне необходимый опыт, который был приобретен в процессе разработки, испытаний и эксплуатации экспериментального ЗРК М-2.

Р.Ангельский, В.Коровин

По материалам журнала «Техника и вооружение «№ 10 2013 г.

Читать также:

Корабельные ЗРК

М-22 «Ураган»

ЗРК М-11 «Шторм»

ЗРК С-300Ф «Форт»

ЗРК М-1 «Волна»

ЗРК «Кинжал»

✏ Оставить комментарий

Приобрести книги по скидкам:







  • Архивы