ЗРК С-300Ф «Форт»

11.02.2015

1

Важнейший этап развития отечественных средств ПВО начался с принятием постановления №394-138 от 25 мая 1969 г., которым партия и правительство задали создание унифицированных зенитных ракетных комплексов С-300 для трех видов Вооруженных Сил. Сухопутные войска незадолго до того приняли на вооружение вполне современный по тому времени ЗРК «Круг» и не испытывали острой необходимости в новом противосамолетном оружии. С другой стороны, с учетом постоянно провозглашаемых Западом планов ограниченной ядерной войны, вполне актуальной представлялась задача создания войскового противоракетного комплекса, пусть даже с умеренными возможностями по скорости перехватываемых целей. В дальнейшем такие комплексы получили наименования «нестратегической системы ПРО» или «системы ПРО на театре военных действий». В связи с этим на довольно ранней стадии разработки войсковой вариант перспективного ЗРК (С-300В) фактически перестал быть унифицированным с другими комплексами семейства С-300.

Напротив, Войска ПВО страны и ВМФ нуждались в скорейшем создании современ¬ного средства борьбы с аэродинамическими целями (самолетами и крылатыми ракетами) для замены задуманного еще в начале 1950-х гг. комплекса С-75 и не увязывали эту задачу с противоракетной обороной. В то время ни одна из известных баллистических ракет не создавала угрозы для кораблей, вышедших в море. Боевые головки ракет, нацеленных на объекты в глубине территории СССР, летели так быстро, что для их перехвата требовались сложные и громоздкие комплексы стратегической ПРО, унификация которых с противосамолетными ЗРК представлялась нецелесообразной. Исходя из общности задач, удалось достигнуть высокой степени унификации наземного ЗРК С-300П и корабельного С-300Ф — полной по ракете и частичной по радиоэлектронным средствам. В частности, конструкторы головного разработчика ЗРК С-300Ф — ВНИИ РЭ (позже — НПО «Альтаир»), руководимые главным конструктором В.А. Букатовым и его заместителем Б.М. Палладиным, использовали в корабельной аппаратуре приемники и передатчики радиолокатора подсвета и наведения ракет, создаваемые в МКБ «Стрела» (в дальнейшем — НПО «Алмаз») под руководством Б.М. Бункина для комплекса Войск ПВО С-300П. Единым стал и основной состав электронно-вычислительных средств.

В то же время, с учетом корабельной качки, особенностей отражения радиолокационных лучей от водной поверхности, воздействия неблагоприятной водной среды, антенные посты пришлось разрабатывать заново. Это отразилось и на их внешнем облике. В наземном комплексе прямоугольные плоские фазированные антенные решетки в транспортном положении горизонтально укладывались на крыши соответствующих кабин комплекса. В корабельном варианте антенные решетки были скрыты внутри похожих на велосипедные фары радиопрозрачных обтекателей. Каркас фазированной антенной решетки отражательного типа был изготовлен из пенополиуретана, окантованного алюминиевым кольцом. Ниже основной антенны, предназначенной для сопровождения целей и наведения ракет, располагалась фазированнаярешетка антенны захвата ракет, а на верней части подантенного контейнера — три антенны компенсации излучения по боковым лепесткам диаграммы направленности. Внутри контейнера находились передатчики, приемники и другая аппаратура станции.Контейнер с антенной мог поворачиваться по курсовому углу на ±175°, а сканирование луча по двум осям относительно плоскости антенны осуществлялось электронным способом. Нужно отметить, что требования со стороны корабельного комплекса существенно повлияли на выбор схемы старта и аэродинамической компоновки ракеты. Вертикальный старт из подпалубного пространства позволял обойтись без ставших традиционными поворотных тумбовых пусковых установок с балочными направляющими, обе¬спечив высокую защищенность боекомплекта и практически неограниченный темп пуска ракет. При этом моряков не устраивала схема пуска ракет под действием тяги собственного двигателя, в принципе допустимая для Войск ПВО. Возможный взрыв двигателя в момент запуска в замкнутом подпалубном пространстве вполне мог привести к гибели корабля с сотнями моряков на борту не только в военное, но и в мирное время.

Не вполне подходила и схема «минометного» старта с использованием порохового аккумулятора давления, наддувающего подракетное пространство в транспортно-пусковом контейнере, в котором размещается ракета. В момент раскупорки контейнера при выходе из него ракеты образуются ударные волны, способные снести множество антенн и других надпалубных устройств корабля. Кроме того, возникает проблема с улавливанием грозящих падением на палубу поддона и других элементов, обеспечивающих соосное движение ракеты в контейнере и обтюрацию замкнутого пространства за ее хвостовым отсеком. Войска ПВО нашли еще один аргумент против этой схемы старта — истекающая из контейнера яркая струя догорающих газов будет демаскировать расположение позиций комплекса. В результате уже после начала летных испытаний разработчики перешли на катапультную схему. Продукты сгорания газогенератора поступали в длинные цилиндры с движущимися по ним поршнями, которые были связаны с ракетой.

2

Можно предположить, что первоначальная аэродинамическая схема ракеты, спроектированной в ОКБ «Факел» под руководством П.Д. Грушина, выбиралась не без влияния внешнего облика американских корабельных зенитных ракет «Тартар» и «Стандарт». Однако сходство компоновок советских и американских ракет определялось не подражанием, а общностью требований. Для того чтобы обеспечить достаточную площадь крыльев при их минимальном размахе, применили крылья предельно малого удлинения — «пилоны», или, как их еще называли, «ребра». Среди испытывавшихся в аэродинамических трубах моделей советской ракеты наряду с подобными «Тартару» вариантами с четырьмя крыльевыми «пилонами» была и компоновка с восемью «ребрами».

Исследования показали, что для условий полета, характерных для ракет комплексов С-300, вклад крыльев в формирование подъемной силы незначителен. В итоге была принята компоновка, напоминающая баллистическую ракету, — вообще без крыльев, с расположенными на хвостовом отсеке аэродинамическими рулями. Но именно нереализованная первоначальная компоновка определила выбор технологии формирования металлического корпуса ракеты — методом глубокой вытяжки, позволяющим одновременно с цилиндрической поверхностью сформировать и крылья-«пилоны».

Требованиям корабельного комплекса соответствовала и одноступенчатая схема ракеты, исключающая возможность падения ускорителя на соседний корабль. Отвечала заветным чаяниям моряков и схема эксплуатации ракеты в транспортно-пусковом контейнере, с обеспечением заданной надежности на протяжении всего гарантийного срока эксплуатации без проведения частых регламентных проверок. Эта проблема на флоте стояла даже острей, чем в Войсках ПВО страны, так как проведение регламента в корабельных условиях требовало предоставления значительных объемов для размещения соответствующего оборудования, а береговые проверки влекли за собой понижение боевой готовности корабля и проведение дополнительных трудоемких загрузок-выгрузок, чреватых не только механическими повреждениями ракет, но и более серьезными неприятностями.

3

4

5

6

7

8

9

Подпалубные пусковые установки для ракет разрабатывались конструкторами ленинградского завода «Большевик» применительно к двум вариантам: сначала Б-203А — для атомного крейсера пр. 1144, а затем Б-204 — для ракетного крейсера пр. 1164 с газотурбиной силовой установкой. Оба варианта предусматривали размещение контейнеров с ракетами в вертикальных подпалубных барабанах. При их вращении ТПК с ракетой подавался под открывающийся вверх палубный люк, через который и стартовала ракета. Конструкторы выбрали эту схему в сравнении с более простым и обеспечивающим более плотное размещение оружия вариантом установки контейнеров с ракетами в стационарные подпалубные ячейки, исходя из стремления обеспечить большую прочность и жесткость верхней палубы с минимальным числом люков, что позволяло эффективно включить ее в общую силовую схему корабля и повысить защищенность ракетного погреба от средств поражения. Принятая подпалубная схема размещения с учетом большой высоты запуска двигателя ракеты с вертикальным стартом (20-25 м) давала возможность осуществлять стрельбу в любом направлении. Зоны обстрела ограничивались только затенением радиолокаторов подсвета и наведения ракет мачтами и надстройками. При наличии двух радиолокаторов обеспечивалась круговая зона обстрела, при этом все пусковые установки можно было разместить в одной зоне по длине корпуса корабля.

Как и следовало ожидать, более приоритетная для обороноспособности страны разработка комплекса для Войск ПВО опережала аналогичные работы по корабельному варианту. Летные испытания ракеты начались еще 17 марта 1972 г. Основные проблемы по ракете и унифицированным элементам аппаратуры были решены на полигоне Сары-Шаган при отработке С-300П.

Для отработки С-300Ф в реальных морских условиях потребовался опытовый корабль. Зенитный ракетный комплекс должен был испытываться во взаимодействии с обеспечивающими его работу информационными средствами — в первую очередь, с радиолокаторами обнаружения воздушных целей. Современные образцы этой техники уже имелись на новых боевых кораблях. Надо было позаботиться и о дальнейшей судьбе опытного образца комплекса по завершении испытаний, обеспечив его последующую эксплуатацию на полноценной боевой единице, а не на узкоспециализированном и почти небоеспособном «плавучем стенде».

В 1977 г. на «Севморзаводе» в Севастополе под С-300Ф по проекту 1134БФ был переоборудован большой противолодочный корабль «Азов», построенный николаевским «Заводом им. 61 коммунара» (строительный номер 1206) и вступивший в строй флота в 1975 г. В отличие от других кораблей пр. 1134Б, «Азов» первоначально оснастили только носовым ЗРК М-11 «Шторм». При переоборудовании в кормовой оконечности на заранее подготовленных фундаментах разместили опытные образцы пусковой установки Б-203 (четыре барабана на 32 ракеты) и радиолокатор подсвета и наведения. Для облегчения корабля пятитрубные торпедные аппараты заменили на двухтрубные.
Испытания С-300Ф на «Азове» велись в 1978-1979 гг., т.е. в то время, когда комплекс С-300П Войск ПВО страны уже официально принимался на вооружение. К концу 1980 г. ведущие испытатели перебрались с Черного на Баренцево море. Спроектированный в Северном ПКБ (главный конструктор — Б.И. Купенский) и построенный на «Балтийском заводе» в Ленинграде тяжелый атомный крейсер пр. 1144 «Киров» — головной корабль-носитель комплекса С-300Ф (строительный номер 800) — перешел из Кронштадта в Североморск для завершения государственных испытаний.

Корабль нес на носовой и кормой надстройках две РЛС ЗР-41 комплекса «Форт». Общий боекомплект с 96 ракетами находился в пусковых установках Б-203А, размещенных в носовой части корабля. К концу завершавшего очередную пятилетку 1980 г. Государственная комиссия подписала приемный акт первенца отечественного надводного атомного кораблестроения. Однако оставался нерешенным ряд вопросов, в частности, касавшихся основного зенитного ракетного комплекса. Испытания продолжались еще несколько лет как на «Азове», так и на «Кирове». В 1983 г. на Север пришел и головной корабль пр. 1164 «Слава», спроектированный в Северном ПКБ (главный конструктор — А.К Перьков, затем — В.И. Мутихин), построенный на николаевском «Заводе им. 61 коммунара» (строительный номер 1208). В отличие от «Кирова», он нес один комплекс «Форт» и 64 ракеты в кормовой части корабля в ПУ Б-204.

10

При испытаниях 26 октября 1983 г. «Киров» и «Слава» успешно отразили налет 14 воздушных целей, сбив все 13 мишеней, вошедших в зону поражения. Испытания подтвердили возможность поражения целей на высотах от 25 до 25000 м на удалении до 90 км. Официально комплекс С-300Ф с ракетой 5В55РМ был принят на вооружение только в 1984 г.

11

В это время уже велась разработка усовершенствованных ракет 48Н6 с дальностью, увеличенной примерно в 1,5 раза. Представлялось целесообразным и дальнейшее наращивание дальности для поражения таких целей, как самолеты радиолокационного дозора и постановщики помех. Уже достигнутые дальности были несколько избыточны при стрельбе по массовым целям — истребителям-бомбардировщикам и штурмовикам, атакующим корабли, как правило, на предельно малых высотах. Но и при решении этой боевой задачи комплекс С-300Ф обладал существенными преимуществами перед другими корабельными ЗРК за счет высокой средней скорости полета ракеты и оснащения ее мощной боевой частью.

Важнейшим достоинством комплекса С-300Ф стала многоканальность, допускавшая одновременное наведение 12 ракет на шесть целей, а пусковые установки обеспечивали старт ЗУР с интервалом 3-5 с.

Вслед за «Кировым» (в 1992 г. переименованным в «Адмирал Ушаков») в 1984-1998 гг. в строй вступили три тяжелых атомных ракетных крейсера ленинградской постройки усовершенствованного проекта 11442 (главный конструктор — Б.И. Купенский, затем — В.А. Перевалов): «Фрунзе» (в дальнейшем -«Адмирал Лазарев», строительный номер 801), «Калинин» («Адмирал Нахимов», №802) и «Петр Великий» (№803).

После «Славы» (с 1995 г. корабль переименован в «Москву) в Николаеве по пр. 1164 были построены два однотипных крейсера (строительные номера 1209 и 1210) с газотурбинным установками — «Червона Украина» (с 1994 г. — «Варяг») и «Маршал Устинов». Не считая установленного на «Азове» опытного образца комплекса, на флот было поставлено одиннадцать радиолокаторов подсвета и наведения ракет, а также семь пусковых установок, в 72 барабанных устройствах которых размещалось в общей сложности 576 ракет.

Увы, долгожданное замечательное оружие — комплекс С-300Ф — поступило на флот слишком поздно. По мере ухудшения финансово-экономического положения страны (мировые цены на нефть стремительно падали) свертывались программы военного кораблестроения. В первую очередь это проявилось в прекращении постройки крупнейших надводных кораблей, для которых и предназначался ЗРК С-300Ф. Так и не были построены пятый атомный («Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов») и три газотурбинных («Адмирал Флота Лобов», «Россия», «Адмирал Флота Советского Союза Горшков») крейсера. Более того, неквалифицированная эксплуатация загубила самые мощные из уже построенных кораблей. Из четырех атомных крейсеров пр.1144 и 11442 в строю остался только «Петр Великий» (при закладке — «Юрий Андропов»). Все три газотурбинных крейсера пр. 1164 входят в состав флота, но сам режим их эксплуатации с крайне редкими, по финансовым обстоятельствам, выходами в море провоцирует постепенную деградацию корабля.

Тем не менее, ЗРК С-300Ф продолжал совершенствоваться. На последних из построенных кораблей обеспечивалась возможность применения новых ракет 48Н6 вместо первоначально заданных 5В55. На «Петре Великом» в носовой части смонтирован новый антенный пост системы управления ЗР-48, на корабле также используются более совершенные вычислительные средства. В результате максимальная дальность поражения целей увеличилась с 70 до 120 км.

К сожалению, наиболее мощный флотский ЗРК отличался большим весом и габаритами, фактически ограничив типаж кораблей, пригодных для его размещения, крейсерами водоизмещением свыше 10000 т, что намного превышает соответствующий показатель любого из кораблей, заложенных для отечественного флота после 1990 г.

И все же определенные перспективы у ЗРК С-300ФМ имеются. Экспортная модификации комплекса «Риф-М» поступила на вооружение двух китайских эсминцев типа «Шеньян» пр.051С, построенных в 2006-2007 гг. Кроме того, местная модификация комплекса типа С-300 — HQ-9 — несколько ранее была установлена на двух эсминцах типа «Ланьчжоу» пр.052С.

В заключение отметим, что именно в С-300Ф впервые в мире был практически реализован вертикальный пуск зенитных ракет. Кроме того, этот комплекс стал и первым отечественным многоканальным ЗРК.

Использованы фото Д. Пичугина, из архивов Р. Ангельского и ВМС США.

 

По материалам журнала «Техника и вооружение № 3 2014

Читать также:

М-11 «Шторм»

М-22 «Ураган»

ЗРК М-2 «Волхов»

Корабельные ЗРК

ЗРК М-1 «Волна»

ЗРК «Кинжал»

✏ Оставить комментарий

Приобрести книги по скидкам:







  • Архивы