ЗРК М-22 «Ураган»

22.03.2015

1

В конце 1960-х гг. основой противовоздушной обороны отечественного флота стали два корабельных ЗРК — М-1 «Волна» и идущий ему на смену М-11 «Шторм». Оба комплекса использовали радиокомандное наведение ЗУР, что ограничивало огневую производительность по каналу цели и не обеспечивало высокой точности при пусках на большие дальности. При модернизации ЗРК была обеспечена универсальность – способность наряду с воздушными целями обстреливать надводные корабли и катера. В ЗРК М-1 «Волна» использовалась ракета 4К-90 (или ее усовершенствованный вариант 4К-91), почти полностью унифицированные с ЗУР 5В24 и 5В27 комплекса Войск ПВО страны С-125 «Нева».
Ракеты были выполнены по двухступенчатой схеме, что грозило падением отработавших стартовых ступеней на свои корабли при вполне возможных в боевых условиях нарушениях установленных безопасных дистанций между соседними кораблями в ордере.

Задуманная в 1956 г. 4К-90 по массогабаритным показателям явно уступала имевшей практически такую же зону поражения ракете ЗМ9 комплекса ПВО Сухопутных войск «Куб», принятого на вооружение на пять лет позже «Невы». Не вполне отвечал требованиям и ЗРК «Шторм» с одноступенчатой, единственной специально созданной для кораблей зенитной ракетой 4К-60. Имея досягаемость всего на треть большую, чем у модернизированной ракеты комплекса «Волна», 4К-60 была вдвое тяжелее.

22 мая 1969 г. началась разработка семейства унифицированных ЗРК С-300. Однако по массогабаритным показателям корабельный С-300Ф не имел преимуществ перед М-11 и мог размещаться только на крейсерах. Создание С-300Ф на основе наиболее передовых по тому времени конструктивно-схемных решений оказалось очень сложной задачей, из-за чего разработка растянулась почти на полтора десятилетия — комплекс поступил на вооружение только в 1983 г.

Исходя из необходимости оснащения эффективным оружием ПВО также эсминцев, больших противолодочных и других кораблей, руководство ВМФ еще в 1969 г. инициировало проработки по комплексу М-22 с применением ЗУР и других элементов ЗРК Сухопутных войск «Куб». Стремление к межвидовой унификации было вполне естественно для нашего флота, по численности кораблей многократно уступавшему американскому. Возможный объем заказов корабельных ЗУР был более чем на порядок меньше численности ракет, предназначенных Войскам ПВО и сухопутчикам, что не оправдывало разработку специальной ракеты. Правильность выбора для нового корабельного ЗРК ракеты «Куба» подтвердилась исключительно успешным ее боевым применением в экспортной модификации («Квадрат») на Ближнем Востоке в октябре 1973 г.

Однако к этому времени решение о разработке нового корабельного ЗРК на основе «Куба» было пересмотрено. На смену «Кубу» в Сухопутных войсках предназначался новый ЗРК «Бук» , для которого предполагалось создание более совершенной ЗУР с обычным твердотопливным, а не прямоточным двигателем.

2

Первые проработки по этой ракете выполнили создатели ЗМ9 — специалисты КБ тушинского завода «Вымпел». Вскоре работу передали свердловскому МКБ «Новатор» (главный конструктор — Л.В. Люльев), имевшему опыт успешного создания ракет для ЗРК Сухопутных войск  «Круг» и ракето-торпед для флотского комплекса «Вьюга».

Партийно-правительственным постановлением от 13 января 1972 г. наряду с разработкой ЗРК Сухопутных войск «Бук» задавалось создание корабельного ЗРК «Ураган» кооперацией во главе со Всесоюзным научно-исследовательским институтом радиоэлектроники (будущий «Альтаир»).

Многое в техническом облике ЗРК М-22 «Ураган» определилось унификацией с комплексом «Бук» — прежде всего использование полуактивного радиолокационного самонаведения. Разработчики ЗРК «Ураган» (главный конструктор — Г.Н. Волгин) предельно упростили по сравнению с «Буком» радиоэлектронную часть корабельной системы управления ЗР-90 за счет привлечения общекорабельной трехкоординатной РЛС обнаружения воздушных целей семейства «Фрегат». Специально для нового ЗРК разработали только радиопрожекторы ОП-3, обеспечивающие подсветку цели радиолокационным излучением. В отличие от радиолокаторов подсвета цели, применявшихся, в частности, в ЗРК С-200 Войск ПВО страны, радиопрожекторы не обеспечивали получение информации о текущих параметрах цели и зенитной ракеты. Простота радиопрожекторов снизила их массу, что было особо важно при их многочисленности и высоком расположении на мачтах и надстройках и, соответственно, ощутимом влиянии на остойчивость корабля.

3

С учетом высокой степени преемственности комплекса «Бук» по отношению к ЗРК «Куб» для него приняли наклонный старт ЗУР с балочной направляющей, а не уже реализуемый в ЗРК С-300, «Тор» и «Кинжал» более прогрессивный вертикальный старт.

Впервые для ЗРК нашего флота свердловским ГосКБ компрессорного машиностроения (главный конструктор — А.И. Яскин) в пусковой установке ЗС-90 (МС-196 — по фирменной индексации) применена однобалочная направляющая. Проработки показали, что такая ПУ за счет многократного снижения момента инерции по сравнению с традиционной двухбалочной конструкцией обеспечивает быстрый разгон и энергичное торможение при разворотах из положения заряжания в направлении цели. Для однобалочной ЗС-90 обеспечивалась скорострельность пять ракет в минуту — на 25% выше, чем у разработанной ленинградским «КБ «Арсенал» им. М.В. Фрунзе» двухбалочной установки ЗиФ-101 комплекса «Волна».

Ранее погреба ракет пусковых установок вмещали в каждом из вращающихся барабанов всего по 6-8 ракет. На ЗС-90 за счет перехода на схему с концентрическим расположением двух барабанов разместили 16 ракет во внешнем барабане и еще восемь — во внутреннем. Проворачиваясь относительно вертикальной оси, устройство подачи и люк для подъема ракет перемещались от внутреннего к внешнему барабану. Загрузка боекомплекта обеспечивалась заряжающим устройством ЗИ-90.

Ракета 9М38 была выполнена по нормальной аэродинамической схеме с крыльями малого удлинения, не имела отделяющихся в полете частей и могла применяться как в комплексе «Ураган», так и в сухопутном ЗРК «Бук». Внешнее сходство с американскими ЗУР «Тартар» и «Стандарт» определялось свойственными всем корабельным ЗРК жесткими габаритными ограничениями.

В передней части ракеты последовательно размещались полуактивная головка самонаведения 9Э50, аппаратура автопилота, радиовзрыватель и боевая часть с предохранительно-исполнительным механизмом. Для уменьшения разброса центровки во время полета камера сгорания твердотопливного двигателя 9Д151 размещалась посередине длины ракеты. Во¬круг удлиненного газохода соплового блока располагались элементы рулевого привода и турбогенератор. Длина ракеты составляла 5,5 м, диаметр — 400 мм, размах рулей — 860 мм. Стартовая масса ЗУР равнялась 690 кг (включая боевую часть массой 70 кг).

Комплекс «Ураган» обеспечивал поражение воздушных целей, летящих со скоростью до 840 м/с на высотах от 10 до 15 км в диапазоне наклонных дальностей от 3,5 до 25 км (до 12 км — крылатых ракет). Вероятность поражения одной ЗУР самолета составляла 0,81-0,96, крылатой ракеты — 0,43-0,8. Модульное построение допускало различные комплектации ЗРК, в зависимости от числа радиопрожекторов, обеспечивающих одновременный обстрел от 2 до 12 целей.

4

Комплекс должен был пройти испытания до начала оснащения им кораблей новых проектов. В качестве опытового корабля использовали подлежащий капитальному ремонту большой противолодочный корабль пр.61 «Проворный», вступивший в строй Черноморского флота 24 декабря 1964 г. Разработанный в 1973- 1974 гг. ленинградским Северным ПКБ (главный конструктор — Б.И. Купенский) проект модернизации 61Э предусматривал демонтаж всего оборудования комплекса М-1 «Волна», установку двух носовых и кормовой пусковых установок ЗС-90, корабельной системы управления ЗР-90 с шестью радиопрожекторами, замену штатной решетчатой грот-мачты на новую башенноподобную с РЛС МР-700 «Фрегат-М», размещаемую вместо снимаемой кормовой надстройки с антенной станции наведения ракет «Ятаган». РЛС МР-310 «Ангара-А» перемещалась на место носовой антенны станции «Ятаган» над ходовой рубкой. Из-за задержки с разработкой средств комплекса в ходе модернизации, начатой на «Заводе им. 61 коммунара» в Николаеве в марте 1974 г., на корабле установили единственную кормовую ПУ, смонтировав ее к концу 1975 г. В ноябре 1976 г. «Проворный» ушел в Севастополь, но испытания ЗРК начались только в 1978 г.

Основные отличия корабельного ЗРК от комплекса «Бук» определялись особенностями целей — противокорабельных ракет, летящих всего в нескольких метрах над водной гладью. Предусматривалась и стрельба по кораблям. Кроме того, с учетом комплектации «Урагана» упрощенными радиопрожекторами, имелась некоторая специфика ввода из корабельной аппаратуры на борт ЗУР исходных данных для обеспечения захвата цели головкой самонаведения в полете. После нескольких неудачных пусков провели исследование излучения радиопрожекторов с помощью установленного на берегу фургона с аппаратурой головки самонаведения. Затем фургон разместили на борту «Проворного» для анализа отраженного от цели сигнала. В ходе испытаний улучшили сигнал подсветки, доработали аппаратуру сопряжения корабельной и бортовой аппаратуры, ввели специальную логику пуска по надводным целям, эффективная поверхность рассеяния которых на несколько порядков превышала соответствующий показатель крылатых ракет.

Несмотря на то, что комплекс «Ураган» в отличие от «Кинжала» не предназначался специально для поражения крылатых ракет и других видов высокоточного оружия, испытания подтвердили высокую эффективность его применения по подобным целям. Была успешно поражена реактивная глубинная бомба РГБ – 60 с эффективной поверхностью рассеяния много меньшей, чем у типовых образцов высокоточного оружия.

6
По завершении испытаний «Проворный» в 1981 г. Совершил поход на Северный флот, представ во всей своей новой красе перед экспертами НАТО. Завершив в 1987 г. Вполне полноценную службу в составе Черноморского флота, корабль встал на очередной капитальный ремонт, так и незаконченный по известным обстоятельствам, а в 1993 г. он был разрезан на металл. Всего с корабля провели 137 пусков ракет 9М38.

Предусматривалась аналогичная модернизация еще пяти кораблей пр.61, что могло радикально повысить их боевую эффективность. Но после завершения испытаний «Урагана» предпочтение отдали оснащению им вновь построенных кораблей. В 1990-е гг. почти все корабли пр.61 были отправлены на слом, отслужив в напряженном режиме эксплуатации более четверти века. Рассматривались, но не были реализованы планы модернизации больших противолодочных кораблей пр. 1134Б с перевооружением на «Ураган», а также применения этого ЗРК на кораблях новых, детально проработанных, но не осуществленных в металле проектов, в том числе атомного БПК пр.11990 «Анчар».

В результате единственными кораблями отечественного ВМФ, оснащенными ЗРК «Ураган», стали только эсминцы пр.956. По первоначальному замыслу, эти корабли рассматривались как замена послевоенных эсминцев пр.56 и предназначались для поддержки десанта огнем 130-мм артиллерийских установок. Все наши корабли постройки 1960-1970-х гг. несли непригодные для сокрушения фортификационных сооружений пушки меньшего калибра.

Так как при проектировании пр.956 (главный конструктор — В.Ф. Аникеев, затем — И.И. Рубис) трансформировался в многоцелевой эсминец, предназначенный и для действий против кораблей противника вне зоны прикрытия своей авиацией, для него приняли достаточно дальнобойный, но не слишком громоздкий и дорогой ЗРК М-22 «Ураган».

Головной эсминец «Современный» (строи¬тельный номер 861) заложили на ленинградском заводе им. А.А. Жданова 3 марта 1976 г., спустив на воду 18 ноября 1978 г. На первых зарубежных фотографиях «Современный» запечатлен безоружным: на нем еще не установили артиллерию, пусковые установки «Урагана» и противокорабельного комплекса «Москит». Завершалась очередная пятилетка и для закрытия плана летом 1980 г. корабль выпихнули в нейтральные воды на ходовые испытания в виде этакого «голубя мира». Зенитное вооружение довели до штатного состава, включавшего две ЗС-90 и шесть радиопрожекторов подсвета цели, формально завершив государственные испытания в предпоследний день года подписанием акта приема «Современного» в состав ВМФ. Фактически корабль пополнил флот с завершением испытаний ЗРК, проведенных на Черном море только к середине 1982 г.

Еще на стадии проектирования программа строительства уменьшилась с 50 до 32 эсминцев, а к середине 1980-х гг. сократилась до 20 единиц. Всего для отечественного флота было построено еще 16 эсминцев пр. 956 –«Отчаянный», «Отличный», «Осмотрительный», «Безупречный», «Боевой», «Стойкий», «Окрыленный», «Бурный», «Гремящий», «Быстрый», «Расторопный», «Без¬боязненный» «Безудержный», «Беспокойный, «Московский комсомолец» (с 1992 г. — «Настойчивый»), «Бесстрашный» (строительные номера с 862 по 877). Последний из них вступил в строй 30 декабря 1993 г. На корабли флота, включая «Проворный», поступило 35 пусковых установок, рассчитанных на 875 ракет.

8

9
10

К началу 1990-х гг., с учетом прекращения поставки эсминцев российскому ВМФ, активизировался поиск зарубежных заказчиков кораблей и ЗРК. Комплекс «Ураган» в экспортной модификации назвали «Штилем» и неоднократно демонстрировали на международных авиационно-космических салонах и выставках вооружения. В результате два эсминца (тип «Ханьчжоу») были достроены для Китая по пр.956Э, а для Индии построили три фрегата пр.11356.

Если китайцы получили корабли, почти не отличавшиеся от советских эсминцев 1980 г., то в Индию ушли вполне современные фрегаты типа «Talvar», как внешне, так и по системному насыщению имеющие мало чего общего со строившимися с начала 1970-х гг. отечественными сторожевиками пр.1135. В частности, вместо двух ЗРК самообороны «Оса-М» был установлен комплекс средней дальности «Штиль». Комплексы «Штиль» поставлялись за рубеж и как комплектующие для мощнейших кораблей индийской постройки — эсминцев типа «Delhi». Для Китая были построены еще два эсминца (тип «Тайчжоу») по модернизированному проекту 956ЭМ. Кроме того, ЗРК «Штиль» состоит и на вооружении двух кораблей китайского проекта 052В «Гуаньчжоу».

11

В экспозиции петербургского Международного военно-морского салона летом 2003 г. представлялся корабельный комплекс с ракетой 9М317, отработанной в наземном ЗРК «Бук-М1-2», что позволило увеличить досягаемость по дальности до 32 км, а по высоте – до 24 км. Разработанная Долгопрудненским НПП (главный конструктор — В. П. Эктов) новая ЗУР отличается от 9М38 большим размахом и меньшей хордой крыла, сдвинутого вперед для снижения статической устойчивости в целях улучшения маневренности, комплектуется новой головкой самонаведения 9Э420. На салоне демонстрировались также модели предназначенных на экспорт перспективных кораблей, оснащенных ЗРК типа «Штиль».

12

Более перспективным является предложенный на Международном военно-морском салоне в 2009 г. комплекс «Штиль-1» с установками вертикального старта для новых ракет 9М317МЭ. Ракета выполнена по бескрыльевой схеме (с несущим корпусом и поворотными аэродинамическими рулями) и оснащена устройством, обеспечивающим склонение ракеты в сторону цели перед включением двигателя после катапультного старта из контейнера. Максимальная дальность увеличена до 50 км. Ракета оснащается боевой частью массой 62 кг. Пусковые установки содержат модули по 12 контейнеров с ракетами. Интервал пуска ракет — 3 с, время реакции комплекса 5-10 с. Длина ракеты — 5,18 м, диаметр — 0,36 м, стартовый вес — 581 кг.

13
В печати сообщалось, что ЗРК «Штиль-1» с вертикальными ПУ ракет 9М317МЭ предусматривается оснастить строящиеся в Калининграде для Черноморского флота фрегаты пр. 11356Р, названные в честь адмиралов Григоровича, Эссена, Макарова, Бутакова, Истомина, Корнилова.

14

Р.Ангельский, В.Коровин

по материалам журнала «Техника и вооружение» № 1   2014 г.

Читать также:

Корабельные ЗРК

ЗРК М-11 «Шторм»

ЗРК М-2 «Волхов»

ЗРК С-300Ф «Форт»

ЗРК М-1 «Волна»

ЗРК «Кинжал»

✏ Оставить комментарий

Приобрести книги по скидкам:







  • Архивы