ЗРК С-75 – первый среди равных. Часть 4

21.04.2018

Боевое применение ЗРК С-75

СА-75М в операции «Лайнбэкер-2»

strelba_zur

Особое место в американо-вьетнамской войне 1964–1973 гг. занимает воздушная операция, проведенная в период с 18 по 30 декабря 1972 г. под кодовым названием «Лайнбэкер-2». Отличительной особенностью воздушной операции явилось то, что в ней в качестве главной ударной и устрашающей силы была использована стратегическая авиация. К участию в операции было привлечено 188 стратегических бомбардировщиков В-52, 48 тактических истребителей-бомбардировщиков F-111A и более 800 самолетов других типов, то есть вся группировка стратегической, тактической и авианосной авиации США, базирующаяся на этом театре военных действий. Воздушная операция продолжалась в течение 12 суток. За это время было совершено 33 массированных удара: 17 – стратегической авиацией, 16 – тактической и авианосной, осуществлено 2814 самолетовылетов, в том числе 594 – стратегическими бомбардировщиками В-52.

Операция началась вечером 18 декабря 1972 г. одновременным ударом американской авиации по основным аэродромам базирования авиации ВНА. В результате бомбардировок были выведены из строя почти все взлетно-посадочные полосы. В дальнейшем основные усилия ВВС США были сосредоточены на разрушении важных промышленных объектов, расположенных в районе столицы ДРВ – г. Ханой, главного морского порта Хайфон и основного индустриального района Тхай-Нгуйен.

Схема маршрутов стратегической авиации ВВС США при ударах по объектам на территории ДРВ

 

К участию в операции привлекались все 188 стратегических бомбардировщиков В-52, находившихся на авиабазах Андерсен (о. Гуам) и У-Тапао (Таиланд). В отдельные сутки самолеты В-52 совершали до 80–90 самолетовылетов, тогда как в предыдущие годы эта цифра редко превышала 25–30. Причем если ранее стратегические бомбардировщики В-52 участвовали в налетах только по объектам со слабой системой ПВО, то в данной операции они уже применялись массированно по объектам, прикрытым сравнительно сильной системой ПВО. Только по районам городов Ханой и Хайфон самолеты В-52 совершили за эти дни более 350 вылетов (из них собственно по району г. Ханой – более 300).

Действия стратегической авиации планировались с особой тщательностью и обеспечивались значительными силами, прежде всего выделением большого числа истребителей для прикрытия ударных групп и блокирования аэродромов, огневым подавлением средств ПВО и прежде всего позиций зенитных ракетных войск (3РB), а также проведением разведки, подавлением радиоэлектронных средств ПВО и постоянным наблюдением за воздушным пространством над территорией ДРВ.

Суть основных особенностей боевого использования стратегических бомбардировщиков В-52 в ходе операции сводилась к следующему: массирование сил в ударах; привлечение значительных сил тактической авиации для боевого обеспечения ударов В-52; тщательный выбор объектов и времени нанесения удара, а также маршрутов полета к объектам; массированное использование средств радиоэлектронной борьбы.

Нанесение ударов силами стратегической авиации происходило только в ночное время суток. Выбор этого времени суток определялся независимостью эффективности бомбовых ударов самолетами В-52 от метеорологических условий и освещенности объектов удара, а также слабой подготовленностью летного состава истребительной авиации ВНА к действиям ночью, особенно в сложных метеорологических условиях. Как правило, в течение ночи стратегическая авиация наносила два-три массированных удара с интервалами между ними от одного до трех часов.

Второй характерной особенностью боевого использования стратегических бомбардировщиков в операции является тщательно продуманное, спланированное и хорошо организованное их боевое обеспечение силами тактической авиации. Боевой порядок авиации в массированных налетах состоял из ударных групп бомбардировщиков В-52, группы постановки пассивных помех и блокирования аэродромов, группы выявления и подавления средств ПВО и группы непосредственного прикрытия самолетов В-52 от вьетнамских истребителей.

Рассмотрим подробно тактику действий противника на примере двух массированных налетов, проведенных один –19 декабря, а другой – 26 декабря 1972 г.

Налет 19 декабря 1972 г.

В налете 19 декабря принимало непосредственное участие 66 самолетов (24 стратегических бомбардировщика В-52 в составе трех ударных групп (эскадрилий), 16 истребителей-бомбардировщиков F-4 – группы постановки пассивных помех и блокирования аэродромов, 6 истребителей-бомбардировщиков F-105 – группа выявления и подавления средств ПВО и 20 истребителей-бомбардировщиков F-4 –группа непосредственного прикрытия самолетов ударной группы). В это число не вошли самолеты, принимавшие участие в обеспечении налета, но находившиеся за пределами территории ДРВ. К ним относились воздушный командный пункт на самолете ЕС-135, 4 самолета радиоэлектронного противодействия (2 ЕВ-66 и 2 ЕА-6В), самолет дальнего радиолокационного дозора типа ЕС-121Н и самолеты прикрытия – всего 20–22 самолета.

Схема массированного удара стратегической авиации ВВС США на объекты г. Ханой 19 декабря 1972 г.

Налет начался в 4.32 и продолжался 62 минуты (продолжительностью налета считается время от момента пересечения государственной границы ДРВ первым самолетом ударной группы и до момента выхода последнего самолета В-52 из воздушного пространства ДРВ). В 4.12 передовой радиолокационной ротой радиотехнических войск (РТВ) на дальности 350 км был обнаружен на высоте 10 км первый отряд ударной группы самолетов В-52. В дальнейшем этот отряд был обнаружен и другими подразделениями РТВ. В 4.32 отряд пересек государственную границу над ДРВ курсом на город Вьет-Чи, не долетев до которого, произвел разворот и в 4.42 произвел бомбометание объектов юго-западной части г. Ханой. Через две минуты – второй и еще через четыре минуты – третий отряд ударной группы провели бомбометание объектов этой же части города.

Вторая и третья ударные группы осуществляли прорыв системы ПВО г. Ханой с северо-западного направления на высотах 10000–11000 м. Удары наносились по западной части г. Ханой и аэродрому Зеа-Лам. Все стратегические бомбардировщики осуществляли радиоэлектронное противодействие средствам ПВО путем постановки активных и пассивных помех.

В 4.20 РТВ ВНА обнаружили над территорией Лаоса группу самолетов на высоте 7000 м в направлении г. Вьет-Чи. Группа состояла из четырех звеньев истребителей-бомбардировщиков F-4 в боевом порядке «колонна звеньев» с интервалами между звеньями 2000–4000 м. В районе Вьет-Чи каждое звено перестроилось в строй «фронт» (интервал – 600–800 м) и произвело постановку пассивных помех на западных и северо-западных подходах к г. Ханою. Затем звенья блокировали аэродромы Кеп, Ной-Бай, Зеа-Лам, Хоа-Лак и Ен-Бай. Блокирование аэродромов осуществлялось звеньями и парами на высотах 2000 и 6000 м. Полет пар в звене производился по замкнутому маршруту маневром «восьмерка» вдоль взлетно-посадочной полосы. Маневр строился таким образом, чтобы пары находились в противоположных концах аэродрома. Через 3–5 минут после завершения бомбометания самолетами В-52 звенья F-4 самостоятельно уходили в сторону Лаоса.

Впереди головного отряда В-52 (с временным интервалом в одну минуту) на высоте 4000 м летела первая пара истребителей-бомбардировщиков F-105 из группы выявления и подавления средств ПВО. Имея на вооружении по два ПРС типа «Шрайк» и бомбы, самолеты F-105 должны были подавлять в первую очередь зенитные ракетные дивизионы (зрдн), позиции зенитной артиллерии (ЗА) и РЛС РТВ. В районе объекта удара одна пара отделилась от самолетов ударной группы и стала барражировать в 20–30 км северо-восточнее г. Ханой. Вторая пара самолетов F-105 производила полет с опережением второй эскадрильи В-52 на две минуты с той же задачей, что и первая. Район ее барражирования находился в 30–40 км западнее г. Ханой. Последняя, третья пара F-105 была замыкающей, производила полет на высоте 4500–5000 м и шла за бомбардировщиками с временным интервалом в одну минуту. Она выполняла задачи, аналогичные задачам первой пары. Различие состояло лишь в том, что она не барражировала, а следовала совместно с ударной группой. После выполнения задачи самолетами В-52 через 5–7 минут пары F-105 самостоятельно, очевидно, получив специальный сигнал, ушли на свой аэродром базирования.

На всем маршруте полета над ДРВ стратегические бомбардировщики прикрывались специально назначенными истребителями F-4, которые составляли группу самолетов непосредственного прикрытия от истребителей ВНА. Она летела с принижением 1000–2000 м относительно ударной группы. В течение полета над территорией ДРВ самолеты F-4 совершали противозенитный маневр «змейка», а в районе нанесения удара самолетами В-52 отходили от строя на 15–20 км. При обнаружении позиций зрдн, рлр, КП они наносили бомбовые удары по ним, после чего занимали свое место в общем строю.

Двусторонняя радиосвязь ВКП с самолетами В-52, а также с F-4 и F-105, участвующими в налете, устанавливалась на подходе их к району встречи. В дальнейшем поддерживалась односторонняя радиосвязь только ВКП с экипажами самолетов В-52 вплоть до завершения выполнения задачи и выхода их за пределы воздушного пространства ДРВ. Истребители непосредственного прикрытия для своего ориентирования использовали навигационные огни стратегических бомбардировщиков.

Налет 26 декабря 1972 г.

На заключительном этапе операции наиболее характерным был массированный налет стратегической авиации 26 декабря. В ударе участвовало 147 самолетов, в том числе 63 стратегических бомбардировщика В-52, 54 истребителя-бомбардировщика F-4 – группы непосредственного прикрытия, 20 F-4 – группы постановки пассивных помех и блокирования аэродромов, 10 истребителей-бомбардировщиков F-105 и А-7 – группы выявления и подавления средств ПВО. Кроме этих самолетов, налет обеспечивали, но не входили в воздушное пространство ДРВ 5 самолетов радиоэлектронного противодействия типа ЕВ-66 (ЕА-5В), 2 самолета дальнего радиолокационного дозора типа ЕС-121Н, один ВКП на самолете ЕС-135 и около 20–24 самолетов прикрытия типа F-4.

Схема массированного удара стратегической авиации ВВС США на объекты г. Ханой 26 декабря 1972 г.

Как и в предыдущих налетах, радиотехнические войска ВНА обнаружили головной отряд В-52 над Лаосом в 21.37 на дальности 350 км под азимутом 190 градусов. Затем на этом же направлении были обнаружены еще 11 отрядов стратегических бомбардировщиков, а в 21.46 были замечены и самолеты В-52, осуществляющие налет со стороны Тонкинского залива.

В данном налете одновременным ударам подверглись район г. Ханой (36 В-52), район г. Хайфон (15 В-52), район г. Тхай-Нгуйен (12 В-52). Налет продолжался с 22.15 до 23.23.

Прорыв противовоздушной обороны г. Ханой производился с западного, северо-западного и юго-восточного направлений. Первый удар был нанесен по району международного аэропорта Зеа-Лам в 22.25, а последний – по району железнодорожной станции Иен-Виен в 22.50. Кроме того, ударам подверглись западные, южные, юго-восточные районы города и его центральная часть (ул. Кхам-Тхием).

Почти одновременно (с 22.35 до 22.49) пять отрядов В-52 нанесли удар по г. Хайфон (судоверфь, цементный завод, старый склад ГСМ). Прорыв ПВО осуществлялся с южного направления на высотах 10000–11000 м на относительно узком участке (примерно 10–15 км). С 23.07 до 23.17 четыре отряда В-52 нанесли удар по металлургическому комбинату и электростанции в районе г. Тхай-Нгуйен.

Действия самолетов боевого обеспечения при выполнении ими своих задач принципиально не отличались от действий в предыдущих налетах. Сравнение характера действий авиации США в двух рассмотренных налетах показывает, что тактика ее имела черты шаблонности, которые позволяли войскам ПВО Северного Вьетнама своевременно обнаруживать противника и вести успешные боевые действия.

Подробный анализ действий зенитных ракетных войск Северного Вьетнама будет дан в следующих материалах. Однако напомним, что в декабре 1972 г. американцы потеряли только под Ханоем более 30 самолетов, в том числе 25 стратегических бомбардировщиков В-52. Общие же потери американской авиации над ДРВ в операции, по данным командования Вьетнамской народной армии, составили 81 самолет, в том числе 34 бомбардировщика В-52 (около 18% всего самолетного парка стратегической авиации на этом театре военных действий). Военное командование США официально признало потерю 22 самолетов В-52. Даже по этим данным потери стратегической авиации составили свыше 12%. Тем не менее применение самолетов В-52 в качестве главной ударной силы во многом обеспечило американскому командованию решение задач военного плана.

Боевая работа ЗРВ ПВО ВНА

На вооружении частей и подразделений родов войск ПВО Вьетнамской народной армии на декабрь 1972 г. в основном находились боевая техника и оружие советского и китайского производства. При этом зенитные ракетные войска были вооружены советскими зенитными ракетными комплексами СА-75М, истребительная авиация – самолетами МиГ-21 и МиГ-17 советского производства и МиГ-19 китайского производства; на вооружении радиолокационных рот (рлр) состояли РЛС: советские типа П-10, П-12, П-15, П-30, П-35, ПРВ-11, китайские типа 406, 513, 514, 843 и венгерские типа П-35. Части зенитной артиллерии (ЗА) имели на вооружении зенитные пушки калибра 37, 57, 85 и 100 мм как советского, так и китайского производства.

В течение весны и лета 1972 г. Войска ПВО и ВВС ВНА вели интенсивные боевые действия по отражению налетов американской авиации, которая начала с апреля наносить бомбовые удары по всем жизненно важным объектам Северного Вьетнама. В этот период активно и довольно эффективно использовалась истребительная авиация. Она совершила около 800 боевых вылетов и провела до 200 воздушных боев, в ходе которых было сбито более 80 вражеских самолетов. Значительную роль сыграла зенитная артиллерия: она уничтожила около 150 самолетов противника. Основную роль в отражении налетов американской авиации, как и прежде, играли зенитные ракетные войска ВНА. К началу декабря они сбили около 350 самолетов противника, то есть почти 60% от общего числа самолетов, сбитых в небе ДРВ за 1972 г.

Группировка ЗРВ ПВО ВНА по состоянию на 18.12.1972 г.

В ходе борьбы с американской авиацией в вышеуказанный период Войска ПВО и ВВС понесли значительные утраты. Истребительная авиация потеряла около 50 самолетов и 15 летчиков. Стартовые позиции зенитных ракетных войск более 60 раз подвергались ударам бомб и противорадиолокационных снарядов (ПРС) типа «Шрайк», что приводило порой к одновременному выводу из строя до 50% зенитных ракетных комплексов. На стартовых и технических позициях противником было уничтожено около 200 зенитных ракет. По боевым порядкам РТВ ВНА было совершено 137 пусков ракет типа «Шрайк» и нанесено несколько десятков бомбовых ударов, в результате чего было повреждено более 10 РЛС различных типов.

В связи с потерями в боевой технике и подготовленном личном составе уровень боеспособности некоторых частей и подразделений зенитных ракетных войск и истребительной авиации несколько снизился.

Перед операцией «Лайнбэкер-2» прикрытие столицы ДРВ – г. Ханой осуществляла дивизия ПВО в составе трех зенитных ракетных и пяти зенитных артиллерийских полков. Эта группировка располагала девятью боеготовыми зенитными ракетными дивизионами (зрдн) и 15 зенитными артиллерийскими батареями и была самой мощной среди всех группировок войск ПВО. Основные усилия ЗРВ и ЗА группировки были сосредоточены на прикрытии северо-западного и западного направлений – наиболее вероятных для действий стратегической авиации противника. В целом группировка носила объектовый характер и прикрывала район г. Ханоя со всех направлений. Для усиления прикрытия столицы формировались новые зенитные ракетные полки, вооруженные ЗРК C-125. Однако к началу операции они не успели развернуться и в боевых действиях участия не принимали.

Город и порт Хайфон прикрывала дивизия ПВО в составе двух зенитных ракетных и одного зенитного артиллерийского полков. Она имела семь боеготовых зенитных ракетных дивизионов и пять зенитных артбатарей. Основные усилия группировки были сосредоточены на южном, юго-восточном и восточном направлениях.

В 4-й военной зоне (юг ДРВ) сохранялась значительная группировка войск, состоявшая из двух дивизий ПВО, которые имели четыре зенитных ракетных полка в составе 16 зрдн (из них 8 зрдн были небоеготовы из-за неисправности техники) и восемь зенитных артиллерийских полков (48 батарей). Эта группировка прикрывала коммуникации, ведущие в Южный Вьетнам, переправы, склады, материально-технические средства и места сосредоточения войск в провинциях Тхань-Хоа, Нге-Ан и Куанг-Бинь.

Истребительное прикрытие объектов в центральных районах ДРВ планировалось осуществлять всеми полками ИА с четырех аэродромов. В истребительных авиационных полках был проведен тщательный отбор наиболее подготовленных летчиков. Их подготовка была организована и проводилась по специальной программе, в которой предусматривались воздушные бои с самолетами В-52 (имитировал самолет Ил-18), взлет с укороченных площадок с помощью ракетных пороховых ускорителей, посадка на необорудованные площадки и т. д.

Примечание. В числителе – стрельбы по самолетам В-52, в знаменателе – по самолетам тактической авиации

В радиотехнических войсках отрабатывались вопросы более эффективного обеспечения ЗРВ, ИА и ЗА в условиях интенсивных радиопомех с помощью фланговых (опорных) рот.

Была уточнена схема радио- и проводной связи. Обеспечивалась прямая двусторонняя связь (в основном по радио) между зрдн и ближайшими радиотехническими подразделениями РТВ.

Во всех частях родов войск были проведены регламентные работы различной периодичности, пополнены ЗИП и запасы материально-технических средств на позициях. В ЗРВ на всех СП зенитных ракетных дивизионов Ханойской и Хайфонской группировок было сосредоточено по одному боекомплекту ЗУР (шесть – на ПУ и шесть – на транспортно-заряжающих машинах).

В ЗРВ и РТВ были оборудованы дополнительные укрытия для личного состава, усилена защита кабин подручными средствами (бамбук, мешки с землей и т. д.). В ВВС проведено дополнительное рассредоточение истребителей на аэродромах и в укрытиях, расположенных в 15–20 км (а иногда и в 120 км) от аэродромов базирования.

Вместе с тем командование Войск ПВО и ВВС, хотя и располагало определенным временем для подготовки войск к отражению массированных налетов американской авиации, не смогло в полной мере реализовать все возможности имеющихся сил и средств ПВО и добиться их полной боеготовности. Так, по состоянию на 18 декабря было боеготовых всего 66% зенитных ракетных дивизионов и 38% боевых самолетов. К боевым действиям ночью было подготовлено всего 18 летчиков, из них на самолетах МиГ-21 – 13 и на самолетах МиГ-17 – 5.

В основу ведения боевых действий Войск ПВО и BBC по отражению налетов американской авиации были положены указания руководства ВНА: уничтожать силами ЗРВ в первую очередь стратегические бомбардировщики В-52, силами зенитной артиллерии – самолеты тактической и палубной авиации, истребительной авиации вести бои со стратегической, тактической и авианосной авиацией только дежурными силами.

17 декабря, то есть за сутки до начала воздушной операции, командованию ВНА стало известно о ее проведении. В связи с этим Войска ПВО и ВВС ВНА были приведены в полную боевую готовность. После выполнения мероприятий по переводу все командиры дивизий ПВО, командиры частей и отдельных подразделений были вызваны на ЦКП, где командующий Войсками ПВО и ВВС лично объяснил сложившуюся обстановку и еще раз уточнил поставленные войскам боевые задачи. Командиру дивизии ПВО, прикрывавшей Ханой, было приказано использовать ЗРВ только для уничтожения стратегических бомбардировщиков. Командиры остальных дивизий ПВО получили приказ уничтожать средствами ЗРВ все самолеты, находящиеся на выгодных для стрельбы параметрах, и прежде всего самолеты В-52. Командирам зрп, кроме того, было приказано ограничивать расход ракет.

Частям и подразделениям ЗА, входившим в состав дивизий ПВО, было приказано уничтожать пикирующие самолеты и низколетящие цели, особенно истребители-бомбардировщики F-111A, а также прикрывать позиции зрдн и аэродромы базирования истребительной авиации.

Командующий ВВС получил приказ дежурными силами ИА уничтожать главным образом стратегические бомбардировщики В-52.

На исходе дня 18 декабря командованию Войск ПВО и ВВС стало известно о движении авианосца «Саратога» в северную часть Тонкинского залива. В 18.30 подразделения РТВ, расположенные на границе с Лаосом, обнаружили первые самолеты F-111A на дальности 250 км и высоте 9000 м, летящие к границе ДРВ. Через 15–18 минут были обнаружены группы самолетов F-4, входившие в состав сил первого массированного налета.

К 19.50 боевые действия по отражению массированных налетов американской авиации вели уже все рода Войск ПВО и ВВС. Отражая налеты, подразделения противовоздушной обороны страны за ночь провели 35 стрельб ЗУР, сотни стрельб ЗА и два вылета дежурных истребителей, в результате чего было сбито семь самолетов, в том числе три бомбардировщика В-52 и один истребитель F-111A. ЗРВ израсходовали 69 зенитных ракет.

На стартовой позиции зрдн С-75 после бомбо-штурмового удара ВВС противника.

Зенитные ракетные войска ПВО и ВВС ВНА к началу воздушной операции имели в своем составе 36 зенитных ракетных дивизионов, вооруженных комплексами СА-75М «Двина» трехкабинного варианта с ракетами В-750М (11Д) и станцией разведки и целеуказания П-12, и 9 технических дивизионов. Организационно они были сведены в 9 зенитных ракетных полков, которые входили в состав четырех дивизий ПВО.

Основные усилия зенитных ракетных войск были сосредоточены на прикрытии столицы ДРВ – г. Ханой, расположенных в этом районе аэродромов Ной-Бай, Зеа-Лам, Кеп, железнодорожных узлов Донг-Ань и Иен-Вьен, порта и промышленного района г. Хайфон, а также переправ, дорожных коммуникаций, узлов дорог и районов сосредоточения войск в провинциях 4-й военной зоны (Тхань-Хоа и Нге-Ань).

Зенитные ракетные войска представляли собой три зенитные ракетные группировки: Ханойскую, Хайфонскую и 4-й военной зоны. Зенитные ракетные дивизионы в этих группировках занимали стартовые позиции, удаленные от прикрываемых объектов на 7–15 км. Интервалы между ними составляли для Ханойской группировки – 8–18 км, Хайфонской – 7–12 км и в 4-й военной зоне – 6–20 км.

По состоянию на 18 декабря из 36 зрдн боеготовых было 24, что составляло 66,6%. При этом боеготовность зрдн была в Ханойской и Хайфонской группировках – 75 и 86% соответственно и значительно ниже – в 4-й военной зоне – 50%.

За период воздушной операции в зону боевых действий зенитных ракетных войск (главным образом в зоны Ханойской и Хайфонской группировок) входили более 1800 боевых самолетов различных типов, в том числе 390 самолетов В-52, около 1200 самолетов тактической и палубной авиации, до 70 самолетов типа F-111A и около 150 самолетов-разведчиков типа SR-71, 147J, RF-4C и RA-5C.

За этот период зенитные ракетные войска участвовали в отражении 25 массированных налетов и провели 181 стрельбу. В результате боев ими было уничтожено 54 самолета, в том числе 31 В-52, 13 F-4, 10 А-6 и А-7. По самолетам В-52 проведено 135 стрельб (74% от общего числа стрельб), израсходовано 244 ракеты. Общая эффективность стрельб по самолетам В-52 в среднем за весь период достигла 0,23. Средний расход на один сбитый самолет составил 7,9 ракеты.

По самолетам тактической и палубной авиации проведено 46 стрельб (26% от общего числа стрельб), израсходовано 77 ракет, сбито 23 самолета. Эффективность стрельб составила 0,5 при среднем расходе 3,3 ракеты на каждый сбитый самолет.

Из всех боев, которые провели зенитные ракетные войска, наиболее характерными являются два: бой зрдн Ханойской дивизии ПВО 19 декабря (с 4.40 до 5.46) и бой зрдн этой же дивизии 26 декабря (с 22.15 до 23.24).

19 декабря 1972 г.

В массированном налете участвовало 66 самолетов, в том числе 24 самолета В-52. Объектами ударов были аэродром Бать-Май и три района, расположенные в 10–12 км северо-западнее и западнее центра г. Ханой. Налет осуществлялся с северо-западного направления в полосе 20–25 км. Плотность налета ударных групп – 0,6 самолета в минуту.

В этом бою участвовало 9 боеготовых зенитных ракетных дивизионов Ханойской дивизии ПВО. Постановка задач дивизионам с КП зрп производилась по данным РТВ. Данные целеуказания передавались в системе координат «азимут-дальность» относительно КП зрп. Пересчет координат целей производился в дивизионах. Для определения координат и параметров движения целей в сложной помеховой обстановке на КП зрп применялся триангуляционный способ, для чего использовались данные двух-трех дивизионов. Отсчеты азимутов производились с темпом 10 сек. Большое количество дивизионов, выдающих информацию, усложняло работу планшетистов и направленцев и в конечном итоге приводило к увеличению ошибок в определении координат и параметров движения целей.

При уточнении типа цели на КП зрп использовали информацию КП дивизии ПВО, данные РТВ, доклады из зрдн и данные с постов визуального наблюдения.

После уточнения типа, координат и параметров движения целей подтверждалась боевая задача дивизионам, назначался расход ракет, а в некоторых случаях указывалась и дальность пуска.

Всего в этом бою зенитными ракетными войсками было проведено 19 стрельб, израсходовано 35 ракет и уничтожен только один самолет В-52

К началу массированных налетов авиации США боевые расчеты КП дивизии, полков и дивизионов еще не имели достаточного опыта ведения боевых действий по отражению столь масштабных ударов стратегической авиации в сложной воздушной и помеховой обстановке.

Неуверенно и нечетко работали операторы PC, допуская грубые ошибки в сопровождении целей. Неумело использовались активные и пассивные режимы работы СНР.

Около 70% пусков ракет проведено на дальностях от 32 до 40 км, когда сопровождение групповой цели в условиях помех было наиболее сложным. В результате этого не обеспечивалась достаточная точность наведения ракет.

При постановке задач полкам не были в полной мере учтены условия стрельбы и запас ракет на СП зрдн. Большинство дивизионов имело на СП только по 7–8 ракет, что ограничивало число стрельб и число ракет в стрельбах. Из 19 стрельб три было проведено одной ракетой, а остальные – двумя. Назначение числа ракет осуществлялось, как правило, с КП зрп, что сковывало инициативу стреляющих офицеров и приводило к снижению эффективности стрельб.

В начале боя командир дивизии ставил задачи на уничтожение целей одному зрп и только тогда, когда этот полк израсходовал более 60% запаса ракет, привлек к бою второй зрп.

В этом же бою допущены ошибки и в опознавании типа целей, в результате чего пять стрельб проведено при пуске ракет вне гарантированной зоны по самолетам тактической авиации, ошибочно принятым за группу самолетов В-52.

26 декабря

Более успешно вели боевые действия зенитные ракетные войска Ханойской дивизии ПВО по отражению массированного налета 26 декабря в период с 22.15 до 23.24. В этом налете на объекты, находящиеся в зоне Ханойской группировки ПВО, участвовало более 80 самолетов, в том числе 36 самолетов В-52. Ударам подверглись районы аэропорта Зеа-Лам, железнодорожные станции Донг-Ань, Иен-Вьен на северной окраине Ханоя и районы, расположенные в 8–10 км южнее Ханоя. Налет стратегической авиации осуществлялся с трех направлений: с северо-запада полосой 10 км, с запада – 15 км и с юго-востока – 10 км. Продолжительность налета ударных групп – 24 минуты, плотность – до 1,5 самолета в минуту.

К началу налета два дивизиона Хайфонской группировки ПВО (71 и 72-й зрдн) были передислоцированы в район Ханоя и два зрдн были введены в строй. Таким образом, всего в составе Ханойской дивизии ПВО было 13 боеготовых дивизионов. Учитывая реальный запас ракет на СП зрдн, зенитные ракетные войска Ханойской группировки ПВО имели возможность уничтожить 6 самолетов, а с учетом перезаряжания ПУ – 8. Фактически в этом бою ЗРВ провели 24 стрельбы, израсходовали 45 ракет и уничтожили 6 самолетов В-52. Таким образом, огневые возможности группировки были реализованы на 75%. Усредненная эффективность стрельб составила 0,25, а средний расход ракет на один сбитый самолет снизился до 7,5. Такой успех был достигнут благодаря возросшей слаженности боевых расчетов КП всех степеней и повышению их боевого опыта.

Боевые расчеты КП зрп и зрдн действовали в этом бою более уверенно и решительно, тактически грамотно выбирали цели для обстрела, более полно использовали возможности СНР по обнаружению целей на фоне помех, умело сочетали работу СНР в пассивном и активном режимах. Пуск ракет производился на оптимальных дальностях. Так, 36 из 45 ракет были пущены на дальности 25–35 км. В пяти стрельбах, которые привели к поражению целей, дальность пуска ракет составляла 28–32 км.

Вместе с тем и в этом бою был допущен ряд ошибок. Так, два отряда самолетов В-52 были приняты за группы F-4 и оказались необстрелянными. Некоторые дивизионы провели только по одной стрельбе, хотя по условиям воздушной обстановки и запасу ракет на СП они могли провести не менее трех стрельб. По-прежнему нарушались правила при назначении расхода ракет на стрельбу. Например, из 24 стрельб в четырех было пущено по одной ракете, причем две из них – при стрельбе вдогон. Только в одной стрельбе было пущено три ракеты, а в остальных – по две.

Одной из характерных особенностей боевых действий зенитных ракетных войск в период отражения массированных налетов стратегической авиации были стрельбы со сосредоточением огня нескольких зрдн по одной цели (группе целей). Стрельбы со сосредоточением огня нескольких дивизионов имели достаточно высокую эффективность. В 23 стрельбах было сбито 13 самолетов В-52, израсходовано 98 ракет. Достигнутая при этом эффективность (0,56) почти в 2,5 раза выше общей эффективности всех стрельб по самолетам стратегической авиации, а средний расход ракет – несколько ниже среднестатистического. Стрельбы со сосредоточением огня более 3 зрдн по одной цели были безрезультатными из-за некачественного управления дивизионами.

Боевые позиции зрдн неоднократно подвергались ударам фугасными и шариковыми бомбами и противорадиолокационными снарядами «Шрайк». При этом только девять ударов (8 – фугасными и шариковыми бомбами и один – ПРС «Шрайк») были для противника результативными: временно выведены из строя шесть дивизионов, при этом повреждены и не подлежали восстановлению три антенны ПА-11 и ПА-12, одна кабина ПА, пять ДЭС-75, девять пусковых установок, пятнадцать ракет, один РПК, один тягач АТС-59, в трех дивизионах повреждены кабели.

Вывод из строя 73 зрдн противорадиолокационным снарядом «Шрайк» произошел в результате грубого нарушения режима работы СНР: боевой расчет в течение 80 сек. проводил поиск и обнаружение целей в активном режиме работы СНР (с поднятым высоким напряжением). Подрывы ПРС «Шрайк» при ударах по другим зрдн произошли на удалении 2–3 км от стартовых позиций.

Одним из условий достаточно высокой живучести зенитных ракетных дивизионов при ударах по ним противорадиолокационных снарядов «Шрайк» являлось строгое регламентирование времени работы СНР на излучение. Боевые расчеты включали высокое напряжение, как правило, на время не более 15–20 с. Кратковременная работа СНР в активном режиме приводила к срыву самонаведения ПРС. Для увеличения надежности обнаружения противорадиолокационных снарядов на экранах СНР сопровождение целей, выбранных для обстрела, осуществлялось методом PC. He исключено, что сложная помеховая обстановка, создаваемая при входе ударных групп В-52 в зону боевых действий ЗРВ, являлась также одной из причин, которая затрудняла самолетам тактической авиации осуществлять прицельные пуски ПРС.

В боевых действиях Войск ПВО и ВВС ВНА по отражению массированных налетов авиации США основная тяжесть борьбы легла на зенитные ракетные войска. Достаточно сказать, что каждую ночь они проводили по 10–12 и более стрельб. За 12 дней, в течение которых длилась операция «Лайнбэкер-2», ЗРВ уничтожили 54 самолета (66%), в том числе 31 самолет В-52. Особенно эффективными их действия были вечером 26 декабря, когда после 36-часового рождественского перерыва американская авиация возобновила бомбардировки и 63 самолета В-52 нанесли одновременный удар по гг. Ханой, Хайфон и Тхай-Нгуйен. ЗРВ провели в этом бою 27 стрельб и сбили семь В-52 и два F-4.

Истребительная авиация ВНА за время операции совершила 31 самолетовылет и провела 8 воздушных боев, сбив 7 (9% от общего числа сбитых в период операции) самолетов противника, в том числе два бомбардировщика В-52. Для борьбы с бомбардировщиками В-52 самолеты МиГ-21 применялись одиночно. Бои с тактической авиацией велись, как правило, парой истребителей МиГ-21. Другие типы истребителей участия в боях не принимали.

Значительную роль в борьбе с самолетами тактической и авианосной авиации, особенно с истребителями-бомбардировщиками F-111A, сыграли части зенитной артиллерии и подразделения ПВО народного ополчения. Они сбили 20 самолетов противника (25% от общего числа уничтоженных в декабре самолетов противника), в том числе пять F-111А. Однако следует отметить, что взаимодействие между силами и средствами Войск ПВО и ВВС ВНА и силами народного ополчения было слабым. Большое число отрядов, состоящих из гражданских лиц (в том числе женщин и стариков), было вооружено карабинами, пулеметами (в том числе и крупнокалиберными) и зенитными пушками. В период налета авиации – от объявления тревоги и до отбоя – эти отряды практически никем не управлялись. Любой самолет, появляющийся в поле зрения, считался американским и по нему открывали огонь. Также слабо был отработан вопрос обеспечения безопасности летчиков, покинувших сбитый или поврежденный самолет. Все опускающиеся на парашютах пилоты считались американскими, по ним велся интенсивный ружейно-пулеметный огонь.

В целом, несмотря на господство в воздухе американской авиации и использование наиболее мощных и самых современных самолетов и оружия, Войска ПВО и ВВС ВНА и силы ПВО народного ополчения уничтожили 81 самолет противника, в том числе 34 В-52 и 5 F-111A, чем нанесли ощутимый урон воздушному противнику.

С-75 в боях на Суэцком канале

В 1969 г. на Ближнем Востоке израильская авиация возобновила активные боевые действия и нанесла внезапные сосредоточенные удары по группировкам средств ПВО Египта в зоне Суэцкого канала. За господство в воздухе над ним развернулась ожесточенная борьба, основной вклад в которую в 1970 г. внесли зенитные ракетные войска.

Имея незначительную численность населения, Израиль сделал основную ставку на использование ВВС как главной ударной силы при разгроме авиационных и сухопутных группировок противостоящих арабских стран. В конце 1960-х гг. Тель-Авив приобрел во Франции несколько типов самолетов: легкие реактивные бомбардировщики «Вотур», истребители «Мистер IVA» и «Супер Мистер IVB2», а затем и сверхзвуковые «Мираж IIIC», учебно-тренировочные машины МД-450 «Ураган» и СМ-170 «Мажистер» (эти УТС использовались также в качестве истребителей-бомбардировщиков). В США были закуплены истребители-бомбардировщики А-4 «Скайхок», F-4 «Фантом II». «Мираж IIIC» в основном применялся в качестве истребителя ПВО. Вооружение его состояло из двух 30-мм пушек, НУР, бомб различного назначения и УР (французские «Матра» с радиолокационной или инфракрасной ГСН и американские «Сайдвиндер-1A» с инфракрасной ГСН).
К моменту возобновления боевых действий в ВВС Израиля насчитывалось более 350 боевых самолетов, из них свыше 170 самых современных в то время «Фантомов», «Миражей» и «Скайхоков». Авиационные части были полностью укомплектованы личным составом. На каждую машину приходилось 1,5–2 экипажа, что позволяло значительно увеличить количество вылетов. Пилоты имели хорошую подготовку для ведения боевых действий в различных условиях.

Первоначальная группировка ЗРВ в зоне Суэцкого канала и
система огня на малых высотах

Для базирования своих ВВС Израиль располагал 19 аэродромами, в том числе 9 – с капитальными ВПП длиной 1800 м и более. Их оперативная емкость составляла 225 самолетов (из расчета по 25 машин на аэродром). Для рассредоточения тактической авиации израильское командование использовало еще четыре аэродрома с ВПП длиной 1200–1800 м. Кроме того, после захвата в июне 1967 г. Синайского полуострова израильтяне получили в свое распоряжение еще несколько аэродромов (Мелес, Эль-Сирр, Эль-Ариш, Бир-эль-Темада, Эль-Тор), в результате чего возможности для рассредоточенного базирования и аэродромного маневра еще более расширились. С учетом небольшого удаления израильских авиабаз от основных объектов ударов на территориях арабских стран самолеты могли совершать по четыре (и более) боевых вылета в сутки.

Тактика ВВС Израиля

В тактике действий авиации Израиля широко использовался опыт ВВС США во Вьетнаме применительно к местному ТВД, а также с учетом имеющихся средств ПВО и характера объектов Египта

При этом командование военно-воздушных сил Израиля стремилось изыскивать возможности для проведения операций без потерь: тщательно выбирались объекты поражения, определялись последовательность ударов и тактические приемы. Как правило, атакам с воздуха подвергались и прикрывающие средства ПВО.

Каждый налет всесторонне подготавливался. В этих целях активно велась разведка объекта удара, изучались прилегающая местность, скрытые подходы к нему и система противовоздушной стороны. Летчики осваивали маршруты полета и способы действий по целям с использованием макета местности

Схема боевого удара ВВС Израиля по стартовым позициям зрдн ЗРВ ПВО Египта в июле 1969 г.

Тактика израильской авиации отличалась большой гибкостью и отсутствием шаблонности. Даже в тех случаях, когда успех достигался ценой хотя бы незначительных потерь, немедленно в способах и приемах боевого применения ВВС появлялось что-то новое.

Характерные особенности действий ВВС Израиля в тот период:

• как правило, полеты парами самолетов на малых и предельно малых высотах (30–50 м) вне видимости РЛС и с использованием маскирующих свойств рельефа местности, чтобы внезапно появиться в зонах поражения огневых средств ПВО Египта;
• использование противоракетного маневра с перегрузками до 6–8 ед. с увеличением скорости полета до 400–450 м/с с одновременным изменением курса и пикированием под нижнюю границу зоны поражения ЗРК;
• сбрасывание целей-ловушек с истребителей-бомбардировщиков F-4 за 3–5 км до зоны поражения ЗРК (одновременно с разворотом самолета на 180° выбрасывалось до 5 отражателей).

Наибольшее разнообразие тактических приемов отмечалось при нанесении ударов по позициям зрдн. В большинстве случаев подход к стартовой позиции дивизиона осуществлялся на предельно малых высотах (30–50 м), за 3–5 км от СП производился набор высоты для преодоления огня средств зенитно-артиллерийского прикрытия и визуального прицеливания, затем самолет пикированием с высоты 1,5–2 тыс. м поражал вооружение и военную технику и уходил на малой высоте. Часто удары по стартовым позициям дивизионов наносились с двух-трех направлений, одновременно группы самолетов или отдельные машины совершали отвлекающие маневры.

Израильские самолеты американского производства были оснащены аппаратурой предупреждения об облучении СНР зенитных ракетных комплексов СА-75МК и С-125, СРЦ, о пуске и выходе ЗУР на траекторию наведения и др. Это позволило с еще большей эффективностью осуществлять противоракетный маневр и избегать зачастую поражения зенитными управляемыми ракетами.

Противоракетный маневр, совершаемый израильскими летчиками, в основном был аналогичен маневру, применяемому американскими пилотами во Вьетнаме. Но при этом были и некоторые особенности. Например, вывод самолета из зоны поражения ЗРК за время полета ракеты производился разворотом на 90–180° с увеличением скорости (с 250 до 450 м/с) за счет включения форсажа (перегрузки достигали 8 ед.). При этом резко уменьшалась высота полета.

Особенно характерен был противоракетный маневр с большими перегрузками для самолетов «огневой» разведки. В состав этих групп выделялись скоростные машины, бомбовая нагрузка которых снижалась до минимума, а пилоты имели высокую выучку и были подготовлены для совершения маневра в зонах поражения ЗРВ. Группы «огневой» разведки входили в зону действия зенитных ракетных частей на средних высотах, вызывали огонь зрдн на себя и после обнаружения СП дивизионов производили энергичный противоракетный маневр с выходом из зоны поражения. После этого они наводили на зрдн ударные группы, действовавшие на малых высотах, а при благоприятных условиях поражали стартовые позиции сами.

Для примера можно привести налет на группировку египетских ЗРВ 3 августа1970 г., когда израильские самолеты действовали именно таким образом. Аналогичную тактику израильские летчики использовали и в других налетах на зрдн. В период с 30 июля по 3 августа 1970 г. было произведено 45% налетов с участием групп «огневой» разведки, в которых участвовало 32% от общего количества самолетов. Все стрельбы зенитных ракетных войск, проведенные по целям, совершающим резкий маневр с перегрузками до 8 ед., оказались безрезультатными.

При нанесении ударов по объектам, ведении воздушных боев и воздушной разведки ВВС Израиля интенсивно применяли активные шумовые помехи. Они ставились в широком диапазоне частот радиолокационным станциям П-30, П-35, П-12, П-15, СНР-75 и СОН-9. В качестве постановщиков помех использовались вертолеты, транспортные поршневые самолеты, легкие реактивные бомбардировщики типа «Вотур», которые находились в зонах барражирования в 20–40 км восточнее Суэцкого канала на высоте 3–5 тыс. м. Барражирование, как правило, осуществлялось на маршрутах, параллельных каналу (на участке Порт-Саид-Суэц). Кроме того, помехи создавались наземным постановщиком, расположенным в 35 км от канала (на высоте порядка 600 м над уровнем моря). С появлением на вооружении ВВС Израиля самолетов типа «Фантом» постановка помех производилась этими истребителями-бомбардировщиками из состава ударных групп. Зачастую при этом одновременно помехи ставили машины из зон барражирования, что существенно затрудняло работу РЛС.

Всего с июля 1969 г. по август 1970 г. авиация Израиля совершила более 10 тыс. вылетов: для нанесения ударов – 86,8%, на воздушную разведку – 11,5%, для ведения воздушных боев – 1,7%.

Разгром группировки ЗРВ ПВО Египта в июле 1969 г.

Основу противовоздушной обороны Египта к 1969 г. фактически составляли зенитные ракетные войска. Первоначально на вооружении частей ЗРВ ОАР (Объединенной Арабской Республики – так тогда назывался Египет) находились ЗРК СА-75МК «Двина», а с середины 1970 г. – также комплексы С-75 «Десна» и С-125 «Печора». Зенитная ракетная бригада ПВО ОАР состояла из четырех – восьми зенитных ракетных и одного-двух технических дивизионов. Организационно зрбр входили в состав дивизий ПВО.

В 1969 г. на Суэцком канале для прикрытия сухопутных войск и военных объектов в районах городов Порт-Саид, Исмаилия и Суэц были развернуты две зенитные ракетные бригады СА-75М (7 дивизионов). С июля 1969 по март 1970 г. зенитные ракетные дивизионы провели 36 стрельб и сбили 8 израильских самолетов (эффективность – 0,22, средний расход – по 9,1 ракеты на один сбитый самолет). Стрельбы проводились отдельными дивизионами по самолетам, совершающим налеты на стартовые позиции зрдн в условиях заградительных помех. В данный период египетские ЗРВ своей задачи не выполнили. Причины этого были следующие.

Стремление прикрыть большое число объектов ограниченными силами и средствами ЗРВ привело к их распылению и не позволило организовать где-либо надежную оборону. Зенитные ракетные дивизионы в центре зональной группировки располагались с интервалом в 25–30 км, а фланговые дивизионы – на расстояниях 65–75 км.

При таком построении не обеспечивалось взаимное прикрытие на малых высотах, а фланговые дивизионы вообще не имели огневого взаимодействия с центральной группой зрдн. Кроме того, у четырех южных зрдн, расположенных в гористой местности, были резко ограничены огневые возможности на малых высотах из-за больших углов закрытия.

Инженерное оборудование позиций не обеспечивало защиту боевой техники и личного состава. Зенитные ракетные дивизионы занимали СП полевого типа с обваловкой кабин и ПУ. Маскировка позиций отсутствовала.

Непосредственное прикрытие зрдн осуществлялось взводами зенитных пулеметов и только в двух дивизионах эту задачу выполняли зенитно-артиллерийские батареи, вооруженные 57-мм орудиями. Оповещение и целеуказание для зрдн осуществлялось по схеме ЦКП – КП дивизии – КП зрбр – КП зрдн. У последних прямых связей с соседними радиолокационными ротами, как правило, не было. В дивизионах свои СРЦ отсутствовали. В результате поступление информации о воздушной обстановке запаздывало. Степени боевой готовности зрдн не соответствовали подлетному времени целей на малых высотах.

Таким образом, группировка египетских ЗРВ на Суэцком канале в 1969 г. не была готова к отражению массированных ударов авиации Израиля, так как не учитывала возможность подхода самолетов противника на малых высотах с разных направлений и высокую плотность налетов. Соединения зенитных ракетных войск Египта не только не могли решить задачу прикрытия объектов, но даже оказались неспособны к самообороне. Группировка сама требовала прикрытия и прежде всего от атак с малых высот. Вследствие отсутствия должной маскировки и длительного пребывания дивизионов на одних и тех же позициях командованию ВВС Израиля удалось вскрыть построение зенитной ракетной обороны египтян, определить ее слабые места и затем разгромить стартовые позиции зрдн.

В течение пяти дней (с 20 по 24 июля 1969 г.) противник поразил СП шести зенитных ракетных дивизионов. После этого группировка ЗРВ Египта в зоне канала фактически была уничтожена. Зенитные пулеметные установки ЗПУ-2 и ДШК, имевшиеся в зрдн, эффективного прикрытия дивизионов не обеспечили, поскольку огонь открывался, как правило, с опозданием. Всего за период с июля 1969 по март 1970 г. ВВС Израиля вывели из строя 18 зенитных ракетных дивизионов.

Ответные меры

Однако египетское командование из июльского разгрома 1969 г. все же сделало соответствующие выводы. В апреле – июне 1970 г. в ОАР была проведена реорганизация противовоздушной обороны с учетом опыта предыдущих боев, возможностей и тактики действий авиации противника.

В основу осуществленных мероприятий легли следующие принципы: ЗРВ действительно являются основой ПВО страны; для обеспечения помехозащищенности, всевысотности и живучести в состав зенитной ракетной группировки должны включаться ЗРК различных типов; группировка ЗРВ обязана иметь сплошную многослойную систему огня и обладать высокой живучестью.

Планами предусматривалось проведение перестройки организационно-штатной структуры ПВО, создание сети командных пунктов, организация войскового и среднего ремонта боевой техники, проведение доработок ЗРК, увеличение количества ЗРК, обучение и переподготовка личного состава.

В первой половине 1970 г., когда численность ЗРК еще не позволяла создать в зоне Суэцкого канала сильную зенитную ракетную группировку, зрдн здесь применялись для действий из засад. Формировались маневренные группы из трех-четырех дивизионов, которые располагались на сокращенных интервалах между собой (7–9 км), обеспечивая тем самым многослойность огня и взаимное прикрытие. Непосредственную защиту от атак зрдн с воздуха осуществляли зенитная артиллерия и ПЗРК «Стрела-2».

В задачу таких групп входили периодические внезапные обстрелы самолетов и вертолетов противника, вторгшихся в зону боевого поражения ЗРК, и накопление боевого опыта личным составом.

Выдвижение зрдн производилось в ночное время. При этом особое внимание обращалось на обеспечение полной скрытности и секретности подготовки засады. После занятия СП в течение ночи проводились регламентные и маскировочные работы. К рассвету дивизионы приводились в полную боевую готовность к немедленному пуску ракет. Управление зрдн осуществлялось с подвижного командного пункта (ПКП), оборудованного на автомашине. Связь между зрдн и КП была телефонная. Данные о воздушной обстановке командные пункты и дивизионы получали от близлежащих радиолокационных рот РТВ и постов визуального наблюдения.

Благодаря внезапности действий эффективность поражения целей резко возросла. В частности, только в мае-июне 1970 г. египетские ЗРВ провели шесть стрельб из засад и сбили три самолета противника. При этом потерь в материальной части и личном составе «засадные» группы не понесли.

По мере количественного и качественного роста огневых средств и средств обеспечения на прикрытии главных объектов ОАР стали создаваться крупные смешанные зенитные ракетные группировки, состоящие из ЗРК СА-75, С-75, С-125. В них обязательно включались подразделения и части зенитной артиллерии малого калибра и комплексы «Стрела-2». В ходе организации ПВО некоторых объектов использовались малоразмерные аэростаты заграждения. Кроме того, были пересмотрены рубежи удаления стартовых позиций от объектов прикрытия и интервалы между зрдн.

К вновь сформированным группировкам предъявлялись требования: успешно вести боевые действия в сложной воздушной обстановке, отражать одновременные удары воздушного противника с разных направлений и на всех высотах (плотность налета на главном направлении – до 10–12, а на второстепенных – до 6–8 самолетов в минуту).

К концу июня 1970 г. в центральной зоне Суэцкого канала располагалась группировка ЗРВ смешанного состава, включавшая 16 зрдн. Боевые порядки занимали по фронту 45 км и в глубину 25 км. Интервалы между дивизионами равнялись 6–12 км (на флангах группировки – более уплотненные боевые порядки). На каждый зрдн были подготовлены одна-две запасные позиции. Некоторые стартовые позиции оборудовались как ложные с использованием макетов и кочующих СРЦ П-12. Каждый зрдн имел средства непосредственного прикрытия (МЗА, ЗСУ-23-4). Для совместных действий с зенитными ракетными дивизионами было выделено восемь полков ЗА различного калибра, два батальона (20 взводов) ПЗРК «Стрела-2», двенадцать установок ЗСУ-23-4 «Шилка», шестнадцать зенитных пулеметных рот.

Эта группировка ЗРВ 30 июня 1970 г. провела два боя с израильской авиацией, в ходе которых последняя потеряла семь самолетов, из них пять сбили зенитные ракетные комплексы и два – ПЗРК «Стрела-2». В ЗРВ было выведено из строя два дивизиона.

В ходе боя 3 июля 1970 г. группировка ЗРВ и средства ее прикрытия уничтожили три израильских самолета, и ВВС противника не выполнили поставленную перед ними задачу. Тем самым впервые с начала боевых действий египетские зенитные ракетные войска полностью справились со своей задачей, отразив налеты вражеской авиации.

Итог

Всего с 30 июня по 3 августа 1970 г. зенитными ракетными войсками и средствами их непосредственного прикрытия в зоне Суэцкого канала было сбито 25 израильских самолетов.

В июне-июле 1970 г. в составе группировки ЗРВ в зоне Суэцкого канала зрдн СА-75М провели 65 стрельб, уничтожили 11 самолетов при среднем расходе 12,9 ракеты на одну сбитую машину (эффективность – 0,17). В этот же период зрдн С-125 провели 16 стрельб, уничтожили 9 самолетов при среднем расходе 3,6 ракеты на каждый (эффективность – 0,56).

Достаточно высокие показатели в борьбе с современной тогда авиацией показал ЗРК С-125. В частности, с 30 июня по 3 августа 1970 г. в зоне Суэцкого канала только по маневрирующим целям зрдн С-125 провели 9 стрельб (56% от общего количества), израсходовали при этом 19 ракет и уничтожили 5 самолетов. Из четырех неудачных стрельб одна велась по цели, применяющей резкий маневр, одна – на границе зоны поражения (после пуска ракет цель за счет разворота и включения форсажа вышла из зоны поражения). Две стрельбы были проведены на границе зоны поражения в целях прикрытия соседних зрдн (после маневра цели вышли из зоны поражения, не выполнив боевой задачи).

Таким образом, решающей фазой в сражениях за господство в воздухе в 1970 г. явилось противоборство зенитных ракетных группировок Египта, выдвинутых в район Суэцкого канала, с израильской авиацией, использовавшей все имеющиеся в ее распоряжении средства, чтобы воспрепятствовать этому. В результате боев ВВС Израиля не решили стоящих перед ними задач. Политический итог «битвы на канале» был таков – в августе 1970 г. израильское военно-политическое руководство пошло на заключение перемирия. В целом в 1969–1971 гг. зенитные ракетные войска ПВО Египта выполнили 124 стрельбы, поразили 32 цели и израсходовали 264 ракеты. Средний расход на одну цель составил 8,3, а показатель эффективности стрельб – 0,26.

СА-75 против SR-71

В ходе локальных войн во Вьетнаме и на Ближнем Востоке командованием вооруженных сил США и Израиля уделялось самое пристальное внимание ведению воздушной разведки. Она осуществлялась с помощью стратегических разведчиков, беспилотных самолетов-разведчиков, истребителей, истребителей-бомбардировщиков и штурмовиков тактической и палубной авиации. Вниманию читателей «ВКО» предлагается статья, раскрывающая некоторые особенности как ведения воздушной разведки в тот период, так и боевой работы зенитных ракетных войск при стрельбе по разведывательным летательным аппаратам.

Стратегический сверхзвуковой разведчик ВВС США Lockheed SR-71. Неофициально был назван Blackbird («Черный дрозд», «Черная птица»). Особенностями данного самолета являются высокая скорость и высота полета, благодаря которым основным маневром уклонения от ракет было ускорение и набор высоты

К 1967 г. в Южном Вьетнаме и Таиланде базировалось девять эскадрилий тактических разведчиков RF-1, RC-47, RF-101 и до десяти самолетов стратегической разведки SR-71, U-2, RB-47 ВВС США. Они стремились держать под контролем обстановку практически на всем Индокитайском полуострове, но прежде всего на территории ДРВ. Здесь американцы старались в первую очередь выявить объекты для нанесения ударов: вскрывать места сосредоточения войск и боевой техники (особенно в приграничных с Южным Вьетнамом и Лаосом районах); группировку ЗРВ ВНА, одновременно осуществляя контроль за ее изменениями; осуществлять наблюдение за коммуникациями ДРВ и перебросками по ним войск и других военных грузов; устанавливать пути подвоза и точки разгрузки техники и вооружения; определять местонахождение баз хранения и снабжения войск боевой техникой.

Особый интерес с точки зрения особенностей боевой работы зенитных ракетных войск в локальных войнах 1960–1970-х гг. представляют стрельбы по беспилотным самолетам-разведчикам (БСР) и стратегическим самолетам-разведчикам SR-71.

Стрельбы по БСР

Для ведения аэрофотографической разведки первоначально (1965–1966 гг.) во Вьетнаме применялись беспилотные самолеты-разведчики PQM-34A, которые осуществляли полеты на высотах 15–21 тыс. м. Несмотря на то, что эффективная отражающая поверхность у этих БСР была мала (всего 0,3 кв. м), зенитные ракетные комплексы успешно уничтожали их, используя для обстрела глубину зоны поражения. Огонь по PQM-34A в 87% случаев велся при автоматическом сопровождении целей со средним расходом 1,6 ракеты на стрельбу.

Маршруты полетов самолетов-разведчиков SR-71 в операции
«Лайнбэкер-2». Аналогичным образом Blackbird действовал в ходе всей
вьетнамской войны

Эффективность при этом составила 0,81.

Значительные потери самолетов PQM-34A вынудили американское командование сократить их применение и перейти к ведению радио- и аэрофоторазведки с малых высот, используя теперь БСР типа 147.

Это были модификации 147J, 147С, 147SC, различающиеся между собой составом аппаратуры и программой полета. Запуск БСР осуществлялся как с самолетов-носителей С-130, так и с корабельных (или наземных) установок. В зоне действия ЗРВ разведчики типа 147 работали на высотах менее 400–500 м и таким образом имели все характерные признаки малоразмерной низколетящей цели.

К особенностям борьбы ЗРВ с маловысотными беспилотными разведчиками этого типа можно отнести небольшие дальности обнаружения и устойчивого автоматического сопровождения, влияние отражений от местных предметов и зеркальных сигналов на устойчивость АС и ошибки сопровождения, зависимость надежного срабатывания радиовзрывателя ЗУР по малоразмерной цели от точности наведения ракеты на цель.

Для своевременного обнаружения БСР, кроме СРЦ, в зенитных ракетных войсках ПВО ВНА, как правило, привлекались станции наведения ракет. Была разработана и широко применялась методика проведения группового поиска низколетящих целей. Таким способом обеспечивалось обнаружение БСР на дальностях, позволяющих производить их обстрел на встречных курсах.

Наиболее эффективным способом сопровождения БСР являлось автоматическое или смешанное сопровождение, так как в этом случае даже при влиянии отражений от местных предметов и зеркальных сигналов ошибки наведения были меньше, чем при ручном сопровождении. Вероятность поражения маловысотных БСР увеличивалась с уменьшением дальности до точки встречи ракеты с целью, поскольку вследствие увеличения угла места цели уменьшалось влияние отражений от местных предметов и зеркальных отражений от земли. Кроме того, при уменьшении дальности до цели при одних и тех же угловых ошибках наведения ЗУР линейные ошибки уменьшались пропорционально дальности до точки встречи ракеты с целью. Исходя из этих соображений обстрел БСР производился в основном в глубине зоны поражения, на дальностях, обеспечивающих встречу назначенных для обстрела ЗУР с целью до ближней границы зоны поражения.

Применение для прикрытия полетов БСР активных шумовых помех с постановщиков из зон барражирования при возможности выделения отметки цели и сопровождении в АС существенно не повлияло на эффективность стрельбы. В 1968–1969 гг. при интенсивных полетах беспилотных воздушных разведчиков эффективность стрельб по БСР составляла 0,26 при среднем расходе на один сбитый самолет 5,4 ракеты.

 

Главными причинами неудач в ходе стрельб по БСР являлись ведение огня при ручном сопровождении цели или вдогон (все пуски ЗУР оказались безрезультатными из-за отсутствия согласования области срабатывания РВ и области разлета осколков по малоразмерной цели), ограничение расхода ракет на стрельбу, неправильный выбор метода наведения, способа подрыва БЧ.

С высокой эффективностью БСР уничтожались при сосредоточении огня двух дивизионов по одной цели. Всего было проведено пять таких стрельб, сбито пять самолетов при среднем расходе 2,6 ракеты на каждый.

Основными особенностями и преимуществами сосредоточения огня в ЗРВ ПВО ВНА являлись увеличение вероятности сочетания наиболее благоприятных условий стрельбы для отдельных зрдн, увеличение количества возможных воздействий при оптимальных условиях, расширение возможности сочетания различных способов сопровождения, методов наведения и способов подрыва боевой части ракет. Вместе с тем предъявлялись повышенные требования к боевому управлению.

В период Октябрьской войны 1973 г. (войны «Судного дня») вооруженные силы Израиля применяли для воздушной разведки высотные БСР типа PQM-34A и 147F, малоразмерные БСР MQM-74A.

Беспилотный разведчик MQM-74A в начальный период боевых действий использовался как самолет-ловушка для усложнения воздушной обстановки, а также для отвлечения ЗРВ арабов и имитации пусков противорадиолокационных снарядов. В этом случае БСР стартовал с самолета-носителя. После прекращения боев на всех фронтах с помощью MQM-74A осуществлялась воздушная и радиотехническая разведка. Запуск этих беспилотников производился с наземных ПУ, которые располагались в непосредственной близости от линии прекращения огня, что в значительной мере затрудняло своевременное их обнаружение и обстрел. Эффективная отражающая поверхность MQM-74A была мала и составляла всего 0,1–0,3 кв. м. Тем не менее при своевременном обнаружении и обстреле в глубине зоны поражения на встречном курсе 3РК С-75М и С-125 могли успешно вести борьбу с БСР такого типа.

Стрельбы по SR-71

В период войны во Вьетнаме самолеты U-2 и RB-47 вели воздушную разведку с высот 14–20 тыс. м, а SR-71 – с высот 23–24 тыс. м. Стратегические разведчики SR-71 действовали только в светлое время суток при ясной и солнечной погоде. При этом скорость их полета над ДРВ находилась в пределах от 2800 до 3200 км/час. Основные маршруты рейдов «Блэкбердов» («Черных дроздов») приводятся на карте-схеме (высота целей показана в гектометрах).

 

В 1960–1970-х гг. зафиксированы следующие основные способы боевого использования разведчиков SR-71: полет одиночными самолетами (в большинстве случаев); полет двумя-тремя самолетами в одном районе (с интервалом между ними от 1 до 20 минут); полет двумя-тремя самолетами в одном районе, но в разное время (с интервалом от 2 до 5 часов); полет одновременно двумя-тремя самолетами в разных районах и в разное время.

Особенности стрельб зенитных ракетных войск по SR-71 в первую очередь связаны с его большими высотами полета (22–24 км) и скоростью до 3700 км/час. Высокие тактико-технические и летные характеристики «Черного дрозда» в сочетании с наличием на борту аппаратуры предупреждения об облучении РЛС и пуске ЗУР, а также аппаратуры постановки активных помех обеспечивали эффективное применение машины и малую вероятность ее уничтожения огнем ЗРК, использовавшихся в ту пору во Вьетнаме и на Ближнем Востоке.

При таких параметрах движения SR-71 для ЗРК СА-75М глубина зоны поражения ограничивалась всего 5–9 км при предельном параметре цели, равном 14–18 км. Необходимая дальность пуска для обеспечения встречи ракеты с самолетом на дальней границе зоны поражения составляла 75–76 км. В этих условиях была возможна стрельба только при отсутствии помех и наведении ЗУР по методу «половинного спрямления» («ПС»).

Для своевременного открытия огня по «Черному дрозду» дальность его обнаружения должна была составлять не менее 100–105 км при подготовке данных с помощью автоматизированного прибора пуска ЗРК СА-75. Фактически средняя дальность обнаружения SR-71 (по опыту работы вьетнамских расчетов) составляла всего 70–75 км. Это в принципе позволяло производить стрельбу по заранее рассчитанным исходным данным, однако наличие аппаратуры разведки и постановки активных помех давало возможность экипажам «Блэкбердов» своевременно принимать эффективные ответные действия.

Так, через 4–5 с. после переключения радиопередатчика команд управления ракетой (РПК) ЗРК СА-75М на антенну (как при старте ЗУР, так и проведении так называемого ложного пуска) на SR-71 включалась аппаратура постановки активных шумовых помех. При этом зенитные ракетные дивизионы, для которых параметр цели был в пределах до 10 км, отметку от самолета на фоне интенсивных помех не наблюдали и могли в этом случае осуществлять наведение ЗУР только по методу «трех точек» («ТТ»).

Дивизионы, для которых параметр воздушного разведчика составлял 10–15 км, наблюдали SR-71 на фоне помех только с дальности 30–40 км, то есть возможность перехода на метод «половинного спрямления» была у них только перед встречей ракеты с целью. Цель на фоне помех наблюдалась на всем маршруте полета дивизионами, для которых параметр составлял более 38–40 км, то есть существенно больше предельного параметра, допустимого для СА-75М.

В 1968–1969 гг. зенитные ракетные войска ПВО ДРВ провели 22 стрельбы по стратегическим самолетам-разведчикам SR-71, израсходовав при этом 29 ЗУР В-750 различных модификаций. Все стрельбы оказались неудачными. При этом в 50% случаев огонь велся в условиях, не обеспечивающих встречу ракеты с целью в пределах зоны поражения (из-за несвоевременных пусков и проведения стрельб при параметре цели больше предельного). Семь стрельб (31,8%) были проведены при наведении ракет методом «ТТ» либо с переходом с метода «ПС» на метод «ТТ» при постановке помех. Но и тогда SR-71 поразить не удалось, так как при скорости более 700 м/с и высоте, равной 24 км, зона поражения при наведении ракет методом «ТТ» в ЗРК СА-75М не реализуется.

Основными причинами неудач являются несвоевременное обнаружение цели, не обеспечивающее обстрел самолета SR-71 в зоне поражения; применение противником АШП после пуска ракет, что вынуждало производить изменение метода наведения (подобные переключения вносили дополнительные возмущения в контур управления ЗРК); невозможность обстрела стратегического разведчика при наведении ракет методом «ТТ» из-за отсутствия при таких параметрах цели зоны поражения; большие ошибки сопровождения при РС столь скоростной и высотной машины.

В период боевых действий на Ближнем Востоке в октябре 1973 г., а также и после их прекращения SR-71 совершили несколько разведывательных рейдов над территорией Египта и Сирии, действуя с континентальной части США. Полет в район разведки проходил без промежуточных посадок с пятью-шестью дозаправками в воздухе. Общая протяженность маршрута составляла около 23 тыс. км, полетное время – более 10 часов. В воздушном пространстве над разведываемой территорией ОАР, CAP, Иордании и Ливана самолеты SR-71 находились от 35 до 55 минут, высота полета в районе разведки составляла 20–22 тыс. м, скорость – свыше 3000 км/час.

Зенитные ракетные войска Сирии и Египта стрельб по SR-71 не проводили, так как практически не были обеспечены своевременной радиолокационной информацией, необходимой для приведения зрдн в готовность к пускам ЗУР.

Выводы

Воздушная разведка была основным средством получения оперативной информации о противнике на протяжении всего периода боевых действий во Вьетнаме и на Ближнем Востоке. Ее эффективность по сравнению с другими видами разведки определялась большим объемом, полнотой, достоверностью и быстротой доставки сведений. В частности, на ведение воздушной разведки американское командование в ходе войны во Вьетнаме планировало от 10 до 30% общего количества самолетовылетов. А на завершающем периоде противоборства их доля помесячно находилась в пределах от 26 до 45% от общего количества самолетовылетов над территорией ДРВ. Распределение самолетовылетов по типам самолетов-разведчиков за периоды 1969–1970 и 1971–1972 гг. показано в таблице.

Значительный расход сил и большое внимание воздушной разведке со стороны как американского, так и израильского военного командования и в периоды относительного затишья, и в ходе активных боевых действий позволяли правильно определять условия и характер нанесения ударов по объектам.

Зенитные ракетные войска показали свою достаточно высокую эффективность как средство борьбы с пилотируемыми и беспилотными средствами воздушной разведки. Не обошлось и без неудач, однако по большей части они были связаны с конструктивными особенностями ЗРС того времени. В частности, стратегические разведчики SR-71 осуществляли полеты со скоростями 2800–3200 км/час, в то время как комплекс СА-75М обеспечивал стрельбу по целям, имеющим скорость до 2000 км/час. После необходимых доработок и усовершенствований боевые возможности ЗРК существенно возросли и позволили им поражать скоростные и высотные цели с подобными характеристиками.

Противовоздушные бои в Египте

После боя 30 июня 1970 г. египетское командование предприняло ряд мер, направленных на улучшение системы огня группировки ПВО, повышение ее боеготовности и живучести. Выведенные из строя 9 и 11-й зенитные ракетные дивизионы должны были сменить два других зрдн, происходила передислокация средств прикрытия (ЗА и ПЗРК «Стрела-2») для усиления флангов. Кроме того, к исходу 1 июля 1970 г. удалось полностью подготовить оборудование для развертывания макетов ЗРК на ложных позициях. Несмотря на потери, понесенные 30 июня, израильская авиация уже через день вновь совершила налет на западный берег Суэцкого канала.

2 июля

Между 16.30 и 16.43 группа из восьми самолетов «Фантом» и «Скайхок» на высоте 30–50 м промчалась над Манзальскими озерами и с северо-западного направления атаковала группировку египетских ЗРВ. Правда, расположенный в 70 км от нее наблюдательный пост заметил израильские истребители-бомбардировщики и штурмовики, хотя это, к сожалению, не помогло…

В то же самое время к группировке ЗРВ с восточного направления под прикрытием активных шумовых помех вышла вторая группа в составе четырех «Фантомов». 3-й зрдн засек их и произвел пуск трех ракет. Но тут шесть самолетов первой группы, набрав «горку» до высоты 600–800 м, обрушились на стартовую позицию дивизиона и вывели его из строя. Причем машины противника были обнаружены в оптическом режиме 7-м зрдн и по ним произвели пуск одной ракеты. Однако операторы-оптики потеряли цель в момент пикирования, и ЗУР самоликвидировалась.

 

Между тем неприятельская шестерка нанесла затем удар по строящейся стартовой позиции, а два других «Фантома» из той же группы, резко взмыв до высоты 2,5–3 км, попытались уничтожить СП 2-го дивизиона. Последний выручили 13-й зрдн и зенитно-артиллерийское прикрытие: они своевременно открыли огонь, вследствие чего противник практически не смог выполнить своей задачи.

Так, высокая плотность налета (в зону ЗРВ одновременно вошли 12 самолетов), применение активных шумовых помех большой интенсивности (в результате дивизионы были вынуждены вести стрельбу без сопровождения цели по дальности), выход к атакуемому объекту с разных направлений на предельно малых высотах позволили израильской авиации разгромить 3-й зрдн и возводимую СП, не понеся потерь. При этом из 12 машин шесть произвели прицельное бомбометание. Группировка же ЗРВ, в том числе три зенитных ракетных дивизиона первого эшелона, не сумела своевременно выявить самолеты противника, идущие на предельно малых высотах с северо-западного направления. Из восьми зрдн, которые могли обнаружить и обстрелять цели, сделать это удалось только трем. Да и они не добились особого успеха.

3 июля

Неудача вынудила египетское командование прибегнуть к маневру: дабы обеспечить ведение активной обороны, два зенитных ракетных дивизиона (2 и 4-й) были выдвинуты на север в зеленую зону без потери огневой связи с группировкой ЗРВ и развернуты на вероятных маршрутах полета израильской авиации. Перед зрдн была поставлена задача поразить самолеты противника внезапными «кинжальными» пусками и прикрыть ряд строящихся позиций на канале в районе Исмаилии. На оставленных СП разместили макеты ЗРК, что ввело неприятеля в заблуждение.

Примерно в полдень 3 июля он предпринял новый налет, на этот раз на центральную часть группировки. Израильские истребители-бомбардировщики и штурмовики летели под прикрытием активных шумовых помех. Их постановкой занимались шесть самолетов, которые барражировали по маршруту п. Суэц – Эль-Кантара в 30–40 км за Суэцким каналом на высоте 2–6 км. Помехи средней и сильной интенсивности наблюдались на РЛС П-12, П-30 и П-35 как в период, предшествовавший атаке противника (с 10.52 до 10.58), так и во время нее (11.51–11.58). В момент налета были поставлены помехи средней интенсивности зенитным ракетным комплексам СА-75М (по обеим плоскостям).

Израильская авиация действовала двумя группами. Они одновременно вошли в зону огня ЗРВ с северо-восточного направления. В отражении удара приняли участие четыре дивизиона первого эшелона. 7-й зрдн обнаружил и в 11.52 обстрелял четыре «Скайхока», летевшие на высоте 3 км. Боевой строй штурмовиков был нарушен, они резко изменили курс и, снизившись на малые высоты, продолжили полет, следуя на юг вдоль группировки. В 11.54–11.55 два самолета из состава этой группы были обстреляны 10-м зрдн (высота – 300 м). После этого они, как говорится, не солоно хлебавши ушли за Суэцкий канал.

По 2-й группе (четыре «Фантома»), следовавшей на высоте менее 1 км, в 11.53 открыл огонь 5-й зрдн. Один «Фантом» был сбит. В момент обстрела группа разделилась на две пары. По двум самолетам, которые развернулись на север, в 11.54 произвел пуски ракет вдогон 8-й зрдн.

Помимо ЗРВ в отражении налета активное участие принимали расчеты трех взводов ПЗРК «Стрела-2» и шесть полков зенитной артиллерии. Они уничтожили два штурмовика «Скайхок».

В этом бою из пяти зенитных ракетных дивизионов, которые могли участвовать в стрельбе, огонь вели четыре, причем все из состава первого эшелона. Именно эта характерная для 3 июля 1970 г. особенность – организованное огневое воздействие первого эшелона группировки ЗРВ на израильские самолеты (в результате чего все входившие в состав ударных групп машины были обстреляны), а также активные действия средств прикрытия предопределили исход боя: противник не выполнил боевой задачи и потерял три самолета. Впервые с начала боевых действий группировка ЗРВ полностью выполнила боевую задачу, отразив налет авиации противника. Вместе с тем нельзя не отметить низкую эффективность боевых стрельб.

Тем не менее этот бой явился переломным этапом в ходе дальнейшей борьбы группировки ЗРВ с израильскими ВВС. Он в известной мере повлиял и на моральный дух пилотов противника. В их действиях начала отмечаться неуверенность, а порой следовал и отказ от выполнения боевой задачи. В тех случаях, когда обстреливался ведущий самолет ударной группы или замечался старт зенитных ракет, летчики бесприцельно сбрасывали бомбы, совершали резкий маневр и уходили за Суэцкий канал.

Вот текст одного из радиоперехватов, который говорит о многом.

Первый самолет: «Второй! Видишь?» (Речь идет об объекте удара.)

Второй самолет: «Вижу! Понятно!».

Пункт управления: «Первый! Заходи! Второй! Заходи!».

Второй самолет: «Первый подбит!».

Пункт управления: «Второй! Возвращайся немедленно! Первый! Иди на низкой высоте. Первый! Что у тебя?».

5 июля

В этот день первый налет израильская авиация предприняла с восточного направления в период 15.00–15.15 с целью нанесения ударов по северной части группировки ЗРВ. В данной фазе боя участвовало 14 самолетов, часть из которых производила отвлекающие полеты. Ударная группа была обстреляна 5 и 6-м дивизионами СА-75М, 16-м дивизионом С-125 и зенитной артиллерией. При этом 6 и 16-й зрдн сбили две машины противника, еще примерно около 10 самолетов, беспорядочно сбросив бомбы, ушли к себе. Однако два израильских экипажа все же смогли нанести удар по СП 8-го зрдн, и дивизион был выведен из строя.

Не минуло и часа, а противник в 16.00–16.10 произвел второй авианалет: две группы в составе десяти самолетов с северо-восточного и восточного направлений попытались атаковать стартовые позиции 2 и 4-го дивизионов, находящихся в засаде. Обе группы вошли в зону поражения этих зрдн одновременно, но встреченные организованным огнем 2 и 4-го зрдн и зенитно-артиллерийского прикрытия, поставленную задачу не решили. Один «Фантом» был сбит 4-м зрдн.

Анализируя результаты боя 5 июля, необходимо отметить, что из семи дивизионов, которые могли обстрелять израильские самолеты при отражении первого налета, огонь по ним вели три. Причем из пяти зрдн, расположенных в первой линии, пуски ракет провели только два. Вот почему противник смог обрушиться на 8-й дивизион. Правда, этот успех оказался единственным, хотя в налетах был задействован вдвое-втрое больший наряд сил, чем 2–4 июля, – 24 самолета.

«Разведка боем»

Так можно назвать действия авиации противника 7–15 июля 1970 г. Не отказавшись от попытки подавления зенитной ракетной группировки, командование ВВС Израиля после 5 июля предпринимает ряд мероприятий для уточнения ее боевых порядков: под прикрытием сильных активных шумовых помех проводятся разведывательные авиарейды, а также имитирующие налеты демонстрационные действия, для того чтобы вызвать стрельбу зрдн и выявить их дислокацию.

 

Наибольшую активность противник проявил 7–8 июля (с восточного направления прилетели 8 самолетов) и 13 июля (10 самолетов объявились с северного и северо-восточного направлений). В основном он использовал следующий прием. Машины входили в зону действия ЗРВ на средних высотах и, как правило, с большими параметрами. В момент пуска ракет дивизионами пилоты совершали резкий маневр по курсу и высоте, включали форсаж и успевали выйти из зоны поражения ЗРК. Своевременное совершение подобного маневра да еще с перегрузкой, превышающей 5–6 единиц, свидетельствовало как о наличии на самолетах аппаратуры, фиксирующей старт ракет, так и об отсутствии бомбовой нагрузки. В нескольких случаях на этапе разворота сбрасывались уголковые отражатели-«ловушки», которые первоначально воспринимались расчетами КП зрдн за цель. Месторасположение стрелявших дивизионов противник фиксировал с помощью радиотехнических и визуальных средств.

Особо надо отметить, что сильные активные шумовые помехи затрудняли, а порой и полностью исключали возможность задействования радиолокационного режима работы зенитного ракетного комплекса СА-75М. Поэтому большинство пусков ЗУР дивизионы осуществляли с использованием оптического канала визирования цели при ее ручном сопровождении. В таких условиях эффективность стрельб была очень низкой.

Рейды авиации Израиля египетское командование оценило как подготовительный этап к новым ударам по зрдн. Поэтому было принято решение о проведении маневра, особенно стрелявшими дивизионами. С 13 по 17 июля одиннадцать зрдн сменили стартовые позиции, а три (2, 6 и 17-й) из них были выдвинуты в зеленую зону севернее группировки, чтобы внезапно вступать в бой из «засад».

Оставленные СП оборудовались макетами зенитных ракетных комплексов. Для повышения помехозащищенности и усиления северной части группировки были выдвинуты во второй эшелон 14, 15 и 16-й дивизионы С-125. Возросло количество зенитно-артиллерийских средств и ПЗРК «Стрела-2», прикрывающих зрдн.

Как вскоре выяснилось, все эти меры оказались весьма своевременными.

Кульминация

Противник в этот день предпринял решительную попытку подавить или нанести значительные потери зенитной ракетной группировке и тем самым вернуть себе безраздельное господство в воздухе над зоной Суэцкого канала. В бой были брошены наиболее подготовленные летчики ВВС Израиля.

Налет был совершен в 13.34–13.45 с трех направлений одновременно. С севера позиции ЗРВ атаковали восемь «Фантомов», с востока – еще четыре таких же истребителя-бомбардировщика. Обе эти группы действовали на предельно малых и малых высотах. Третья – в составе четырех самолетов «Мираж» – летела на средних высотах с северо-западного направления. Цели всех ударных групп явно размещались в северной части группировки ЗРВ.

Кроме того, во время налета на высотах 15–16 км и на удалении 25–30 км от стартовых позиций зрдн совершали полеты две отвлекающие группы: первая (четыре «Фантома») – с севера на юг, вторая (два «Фантома») – с юга на север.

К сожалению, три дивизиона (2, 6 и 17-й), находившихся в «засаде», и три дивизиона первого эшелона группировки (1, 4, 20-й) израильские самолеты не обнаружили и стрельб не проводили. Это позволило противнику нанести прицельные удары. Однако обрушились они… на шесть ложных позиций, на макеты ЗРК. Между тем события развивались стремительно.

13.39. 16-й зенитный ракетный дивизион С-125, находящийся во втором эшелоне, обнаружил и сбил первый «Фантом» из состава 2-й ударной группы. После этого в 13.40 зрдн перенес огонь на второй самолет, уничтожив и его.

13.41. По машинам 1-й ударной группы открыли огонь 15-й зенитный ракетный дивизион С-125 и 18-й зенитный ракетный дивизион СА-75М. Но боевой расчет 18-го зрдн после пуска ракет потерял цель из-за резкого возрастания активных шумовых помех, зато 15-й двумя ЗУР «завалил» самолет противника и обеспечил тем самым прикрытие 4-го дивизиона, располагавшегося в первом эшелоне.

13.42. По 1 и 2-й ударным группам провели стрельбу еще три дивизиона (13, 14 и 18-й) из второго эшелона. 14-й зрдн С-125 и 13-й зрдн СА-75М сбили по одному «Фантому» (18-й опять промазал). Но несмотря на это, два самолета противника из 2-й группы сумели-таки отбомбиться по 16-му зенитному ракетному дивизиону С-125 и вывели его из строя.

В конце налета не повезло и 1-му зрдн. В первой стрельбе дивизион сбил один «Фантом» из состава 1-й ударной группы, но в момент второй стрельбы по нему был нанесен точный удар…

И все же израильская авиация 18 июля 1970 г. проиграла бой, который имел ряд характерных особенностей, отличающих его от предыдущих. На сей раз противник создал высокую плотность налета за счет одновременного выхода в зону действия ЗРВ всех трех ударных групп, действовавших с разных направлений и применявших активные шумовые помехи. Необходимо отметить упорство израильских летчиков, стремившихся выполнить боевую задачу, не считаясь с потерями. При этом самолеты наносили одиночные удары без сосредоточения усилий на одном объекте. По-видимому, перед ними стояла задача разгромить как можно больше дивизионов, стартовые позиции которых были выявлены 7–15 июля. Но благодаря своевременному маневру из восьми атак шесть пришлись по ложным СП.

Оценивая действия группировки ЗРВ, следует обратить внимание на то, что из двенадцати дивизионов, которые должны были участвовать в отражении налета, пуски ЗУР осуществили шесть, причем только один зрдн из первого эшелона, то есть основное участие в бою приняли ракетчики второго эшелона группировки. Особенно активно действовали три зрдн С-125, которые провели четыре стрельбы и уничтожили четыре самолета. Еще две сбитые машины на счету дивизионов СА-75М. Способствовал успеху боя и огонь, который вели ЗСУ «Шилка», ПЗРК «Стрела-2», зенитная артиллерия.

Неудивительно, что после 18 июля налеты ударных групп израильских самолетов на группировку ЗРВ прекратились. Только 20 июля и 2 августа были предприняты такие же разведывательные рейды, как в период 7–15 июля.

Малоизвестные подробности

В ходе боя 18 июля сильно пострадал зенитный ракетный дивизион подполковника В. Толоконникова. Израильские самолеты смогли поразить антенный пост и одну из пусковых установок ЗРК в момент ее перезаряжания. В результате взрыва ракеты погибли лейтенант С. Сумин и пусковой расчет в составе сержанта А. Мамедова, ефрейтора А. Забуги, рядовых братьев-близнецов И. и Н. Довганюк, Г. Величко, Н. Добижи, Е. Диденко и И. Наку.

По одним данным, пилот одного из сбитых в июле 1970 г. F-4 Phantom II ВВС Израиля капитан Шамуэль Хец (ранее участвовавший в войне во Вьетнаме) попал в плен. Штурман самолета Менахем Эйни погиб. Упавший в пески самолет получил незначительные повреждения. Вскоре боевая машина и пилот были отправлены в Москву.

Однако другие источники утверждают, что ситуация складывалась несколько иначе. Эйни неудачно катапультировался и с многочисленными переломами в бессознательном состоянии был подобран египтянами. Его отправили в каирскую тюрьму «Аль-Аббасия» и в 1973 г. освободили из плена в составе группы из шести израильских летчиков. Что касается капитана Хеца, то он якобы решил дотянуть на горящем «Фантоме» до израильской территории, однако сорвался в штопор и разбился в районе Исмаилии. Точное место падения до сих пор не установлено. Пилот считается пропавшим без вести.

Кстати, приблизительно в этот период четверо израильских пилотов оказались и в сирийском плену. Их обменяли на пятерых офицеров Генштаба ВС Сирии, специально похищенных на ливанской территории группой спецназа, в которую входил будущий премьер-министр Израиля лейтенант Эхуд Барак.

Статистика боевых стрельб ЗРВ

Анализ результатов и условий выполнения пусков ЗУР дает возможность проследить эволюцию развития средств воздушного нападения противника и тактических приемов их использования и в то же время рассмотреть характерные особенности совершенствования боевого применения ЗРВ.

1965–1968 гг.

Зенитные ракетные войска Вьетнама в описываемый период боевых действий (1965–1973 гг.) имели на вооружении ЗРК СА-75М, а ЗРВ Египта и Сирии использовали ЗРК СА-75МК, С-75, С-75М и С-125. В числе уничтоженных ЗРВ самолетов 76% приходилось на современные по тем временам образцы боевых машин США и Израиля (F-111, F-4, А-4, А-7 и др.). Общие результаты боевых стрельб ЗРВ во Вьетнаме и на Ближнем Востоке приведены в табл. 1.

Таблица 1

 

В начале применение зенитных ракетных войск ввиду их малочисленности осуществлялось в целях нанесения противнику внезапных ударов в основном из «засад». При этом стрельбы проводились в том случае, когда обстановка обеспечивала наивыгоднейшие условия стрельбы. В этот период американская авиация не смогла противопоставить ЗРВ существенных контрмер и несла значительные потери.

Результаты первых боев, сложившиеся не в пользу ВВС США, послужили толчком к перемене взглядов американского командования на боевое применение авиации. В дальнейшем условия боевых стрельб усложнялись по следующим направлениям: увеличение плотности налета; использование малых и предельно малых высот; применение радиопротиводействия; применение маневра против управления и стрельбы; организация подавления ЗРК ракетно-бомбовыми ударами. Анализ результатов стрельб показывает: эффективность стрельбы в простых условиях практически оставалась неизменной в течение всего периода; влияние маневра против стрельбы существенно сказалось только на начальном этапе его применения (1966 г.); существенно снижалась эффективность стрельбы по мере наращивания радиопротиводействия, а также применения маневра против стрельбы в условиях радиопротиводействия; снижение эффективности стрельбы по беспилотным самолетам-разведчикам (БСР) объясняется главным образом переходом от использования БСР типа РQM-34 к применению БСР типа 147 j, с, f.

Снижение эффективности стрельбы в конце периода явилось также следствием усиления огневого воздействия по стартовым и техническим позициям ЗРВ. При проведении массированных ударов для подавления ЗРК выделялись специальные группы самолетов, осуществляющие удары по СП с помощью противорадиолокационных ракет (ПРР), а также НУРС и бомбами. В некоторых случаях запуски ПРР вынуждали расчеты зрдн прекращать стрельбу после пуска ракет.

Усложнение условий стрельбы внесло особенности в боевую работу расчетов зрдн. Основным способом сопровождения цели в условиях РЭП стало ручное сопровождение. В 1965 г. в PC было проведено 29% стрельб, в 1968 г. – 85% стрельб. Результаты стрельб при ручном сопровождении во многом зависели от субъективных ошибок операторов и от уровня их подготовки. Применение противником маневра против стрельбы практически привело к безрезультатности стрельб на дальней границе зоны поражения, так как после обнаружения пуска ракет цель успевала произвести маневр с выходом из зоны поражения. Выход при маневре цели на малые высоты вызвал необходимость изменения режимов работы СНР в ходе наведения ракеты. При этом возникали дополнительные трудности в поиске, сопровождении и обстреле цели на малых высотах. Применение противником ПРР потребовало жесткой регламентации работы станций наведения ракет с излучением высокочастотной энергии в пространство. Это в значительной мере затрудняло определение исходных данных для стрельбы, а также вызвало необходимость сопровождения цели в режиме ручного сопровождения. Групповой маневр, а также применение АШП сильной интенсивности с различных самолетов в значительной мере усложняли выбор цели для обстрела. Применение сильного радиопротиводействия в значительной мере затруднило определение начала противоракетного маневра, а также момента запуска ПРР.

Усложнение воздушной и помеховой обстановки потребовало проведения комплекса технических и тактических мероприятий в целях расширения огневых возможностей ЗРК и разработки новых приемов борьбы, а также наложило дополнительные требования к уровню подготовки боевых расчетов. Для повышения эффективности стрельбы были разработаны и нашли широкое применение следующие приемы ведения боя. Стрельба по маневрирующим целям осуществлялась в гарантированной зоне пуска, обеспечивающей встречу ракеты с целью в границах зоны поражения независимо от вида применяемого ею противоракетного маневра. Применялись наиболее целесообразные комбинации методов наведения ракет и способов подрыва в очереди в зависимости от вида и условий маневра. Выделение сигнала цели на фоне ложных отметок ответно-импульсных помех осуществлялось благодаря техническим приемам изменения режимов работы СНР. При стрельбе в условиях АШП применялся метод наведения «трех точек» при ручном сопровождении полосы помехи по угловым координатам, а также стрельба с применением оптического канала визирования. В целях защиты от ПРР была введена жесткая регламентация излучения РЭС ЗРВ. Кроме того, широкое применение нашли разнообразные приемы идентификации цели в условиях радиопротиводействия и группового маневра.

Применение противником малых высот, а также стрельба в условиях ПРР потребовали значительного сокращения работного времени, сделали противовоздушный бой скоротечным. В этих условиях особое значение приобрели навыки в обнаружении цели на фоне отражений от местных предметов, принятии решения на обстрел цели при неполной подготовке исходных данных, выборе оптимальных режимов работы – способа сопровождения, метода наведения, способа подрыва, умения предусматривать ответные действия противника. Переход в сложных условиях к ручному сопровождению как основному способу сопровождения потребовал высокой выучки операторов ручного сопровождения. Отсутствие возможности в ходе боевых действий во Вьетнаме организовать подготовку операторов в значительной мере отражалось на результатах стрельбы.Существенное влияние на эффективность стрельбы в первом периоде оказал заниженный расход ракет на стрельбу. Несмотря на усложнение условий, он практически оставался неизменным и составлял 1,7, т. е. 1–2 ракеты за стрельбу. На результаты стрельбы повлияли также факторы, связанные с эксплуатацией материальной части ЗРК и ракет и ошибками в работе расчетов: стрельбы с неподготовленной материальной частью и неисправными ракетами; нарушение требований Правил стрельбы; неполное использование огневых возможностей.

Нарастание сложности условий компенсировалось проводимыми контрмероприятиями, что обеспечивало ведение успешных боевых действий. Однако сравнительно низкая помехозащищенность ЗРК СА-75М не позволила полностью решить задачи уничтожения воздушного противника и защиты объектов от ударов при сильном радиопротиводействии.

Результаты боевых стрельб в первом периоде и их зависимость от условий выполнения приведены в табл. 2.

Таблица 2

 

1969–1971 гг.

Активизация действий авиации Израиля в зоне Суэцкого канала положила начало боевому применению ЗРВ Египта. Эффективность стрельбы по сравнению с предыдущим периодом изменилась мало. Некоторое ее снижение объясняется преобладанием стрельб по беспилотным самолетам-разведчикам. Новым в тактике боевых действий ЗРВ в этом периоде явилось применение сосредоточения огня нескольких дивизионов по одной цели. При этом были достигнуты сравнительно высокие результаты. Так, по БСР было проведено пять стрельб со сосредоточением огня двух дивизионов. Все пять целей были уничтожены, при этом средний расход ракет на один сбитый самолет составил 2,6. По самолетам тактической авиации было проведено шесть стрельб со сосредоточением огня двух-трех дивизионов. Было уничтожено семь самолетов при среднем расходе четыре ракеты на один сбитый самолет. Результаты стрельб со сосредоточением огня нескольких дивизионов по одной цели выявили целый ряд преимуществ такого вида стрельбы. Характерными из них являются практическая невозможность равнозначного подавления работающих с разных направлений СНР помехами; при одновременном наведении на цель нескольких ракет резко снижалась эффективность противоракетного маневра; применение ПРР практически не приводило к прекращению стрельбы, так как из-за различной дальности от цели всегда для отдельных дивизионов баланс времени будет положительным. В то же время проведение стрельб со сосредоточением огня требует высокого уровня управления и достаточного числа дивизионов в группировках.

Анализ причин неудачных стрельб во втором периоде показывает следующее распределение: большие промахи из-за ошибок сопровождения – 40%, нарушение требований правил стрельбы – 19%, стрельбы с неподготовленной материальной частью или неисправными ракетами – 18%, срыв стрельбы ответными действиями противника – 16%, причины не установлены – 7%.

По-прежнему имел место недорасход ракет на стрельбу. По БСР в среднем за стрельбу расходовалось 1,3 ракеты, по самолетам тактической и палубной авиации – 1,7 ракеты. Имевшие место недостатки в подготовке расчетов зрдн продолжали значительно влиять на результативность боевых действий.

В целом стрельбы проводились в условиях, характерных для конца первого периода войны во Вьетнаме, так как применялись отработанные приемы нанесения ударов, радиопротиводействия, подавления ЗРВ, противоракетный маневр, действия на малых и предельно малых высотах.

С июля 1969 по март 1970 г. зенитные ракетные дивизионы провели 36 стрельб, сбили 8 самолетов с эффективностью 0,22 и средним расходом по 9,1 ракеты на один сбитый самолет. Стрельбы проводились отдельными дивизионами по самолетам, совершающим налеты на стартовые позиции зрдн, в условиях заградительных помех. В этот период ЗРВ своей задачи не выполнили. Ударами по СП было выведено из строя 18 зрдн.

В мае-июне 1970 г. ЗРВ провели шесть стрельб из «засад» и сбили три самолета противника. В июне-июле 1970 г. в составе группировки ЗРВ в зоне Суэцкого канала зрдн СА-75М провели 65 стрельб, уничтожили 11 самолетов при среднем расходе 12,9 ракеты на один сбитый самолет с эффективностью 0,17. В этот же период зрдн С-125 провели 16 стрельб, сбили 9 самолетов при среднем расходе 3,6 ракеты на один сбитый самолет с эффективностью 0,56.

Таблица 3

 

В целом результаты боевых стрельб ЗРВ Вьетнама и Египта во втором периоде приведены в таблице 3. Результаты стрельб в зависимости от условий выполнения отображены в таблице 4.

Стрельбы зрдн С-125 проведены при автоматическом сопровождении целей, применение АШП и маневра против стрельбы влияния на результаты не оказало, так как использование ЗРК С-125 для противника оказалось неожиданным.

Таблица 4

Анализ причин 72 неудачных стрельб показывает: в 46 случаях (63,8%) цели не были поражены из-за недостатков в работе расчетов, к основным из которых относятся нарушения правил стрельбы, большие ошибки операторов PC, обстрел ложных целей и т. д.; в 13 случаях после применения маневра с перегрузками до 8 ед. самолеты выходили из зоны поражения; в двух случаях стрельба сорвана ударом по СП зрдн; в одном случае произошел отказ в СНР; в 10 случаях причины не установлены.

1972 г.

Зенитные ракетные войска в этот период решали задачу нанесения противнику максимально возможных потерь путем проведения стрельб по самолетам ударных групп и в первую очередь по стратегическим бомбардировщикам В-52.

Эффективность стрельбы по В-52 являлась невысокой, так как практически все стрельбы проведены в условиях сильного радиопротиводействия при ручном сопровождении полос АШП и методе наведения «трех точек». Наиболее сложными были стрельбы в условиях комбинированных и активно-шумовых помех, проведенные при наведении ракет методом «трех точек» и введением радиовзрывателя от временного механизма.

Таблица 5

Тактическая и палубная авиация широко применяла противоракетный маневр в сочетании с применением радиопротиводействии. Результаты стрельб по маневрирующим целям приведены в таблице 6. Стрельбы по маневрирующим целям в условиях помех сильной интенсивности являлись наиболее сложными. Боевые расчеты, как правило, затруднялись в обнаружении начала маневра. При определении момента пуска по автоматизированному прибору пуска не всегда была возможность ввода значения высоты. В результате имели место случаи обстрела цели вне зоны поражения, а также преждевременные пуски (вне гарантированной зоны). Это позволяло противнику успешно осуществлять противоракетный маневр.

Таблица 6

Лучшие результаты при стрельбе по маневрирующим целям получены при использовании метода наведения «К», так как эффективный маневр на малых высотах практически исключается. В значительной мере на эффективность стрельб повлияли ошибки операторов ручного сопровождения. Из общего числа проведенных стрельб 81,6% приходится на стрельбы при ручном сопровождении. Результаты стрельб в зависимости от способа сопровождения приведены в таблице 7.

Таблица 7

В условиях сильного радиопротиводействия широкое распространение при стрельбе по постановщикам активных шумовых помех получило ручное сопровождение полос помех при пассивном режиме работы СНР. Применение этого режима работы практически устраняло возможность поражения комплекса ПРР. Однако в случае выключения передатчика помех существовала возможность срыва стрельбы из-за потери цели. Когда позволяла обстановка, для коррекции сопровождения и идентификации по плоскостям постановщиков активных шумовых помех использовался оптический канал визирования. Стрельбы при ручном сопровождении с помощью оптического визира широкого применения не нашли. Как и раньше, существенное влияние на результаты стрельб оказал недорасход ракет. Зависимость результатов стрельбы от расхода ракет показана в таблице 8.

Таблица 8

Сравнительно редко в этом периоде применялись стрельбы с сосредоточением огня двух-трех дивизионов по одной цели, хотя такой вид стрельб показал высокую эффективность. Объясняется это в первую очередь сложностью воздушной и помеховой обстановки, при которой практически исключалась возможность централизованного управления.

Анализ причин неудачных стрельб в этом периоде показывает, что основной причиной невыполнения задачи являются большие промахи при наведении, которые главным образом зависят от точности сопровождения цели операторами ручного сопровождения, а также от качества подготовки техники. Имели место случаи нарушения требований правил стрельбы, что выражалось в неправильном выборе метода наведения, способа подрыва БЧ и взведения радиовзрывателя. При стрельбе по целям в условиях комбинированных помех методом «трех точек» с взведением радиовзрывателя от временного механизма на 11,5 сек. наблюдались случаи срабатывания РВ от пассивных помех.

В целом результаты стрельб ЗРВ по различным типам самолетов приведены в таблице 5.

Сентябрь 1973 г.

В составе смешанных группировок ЗРВ действовали зрдн, вооруженные зенитными ракетными комплексами СА-75МК, С-75М, С-75 и С-125. Основное количество стрельб было проведено по современным образцам тактической авиации (F-4, А-4, «Мираж» и др.). При осуществлении налетов израильская авиация широко применяла тактические приемы, отработанные американской авиацией во Вьетнаме. Однако по сложности условий боевые стрельбы ЗРВ Египта и Cирии имели некоторые особенности по сравнению со стрельбами предыдущего периода во Вьетнаме.

Израильская авиация создавала помехи слабой и средней интенсивности. Существенно они на боевую работу не повлияли. Более эффективно на результаты стрельб действовал противоракетный маневр, проводимый израильскими летчиками с большими перегрузками (до 8 ед.). В этом случае даже при стрельбе по цели в гарантированной зоне резко возрастали ошибки наведения ракет.

Таблица 9

Большое число стрельб было проведено по внезапно появляющимся целям, действующим на малых и предельно малых высотах с использованием рельефа местности при выходе к объекту удара. Впервые зрдн проводили боевые стрельбы в условиях применения противником радиолокационных ловушек перед маневром против стрельбы. В некоторых случаях это приводило к перезахвату и обстрелу ловушек. Результаты стрельб ЗРВ Египта и Cирии по типам ЗРК приведены в таблице 9.

Как видно из таблицы, лучшие результаты ЗРВ Египта были достигнуты в стрельбах зрдн, вооруженных ЗРК СА-75М, что объясняется в первую очередь более полным использованием его огневых возможностей, как лучше изученного. Зенитные ракетные комплексы С-75М, С-125, С-75, несмотря на их более высокие тактико-технические данные, были недостаточно освоены арабскими расчетами, особенно с точки зрения использования их преимуществ при стрельбе в условиях сложной воздушной и помеховой обстановки.

Основными причинами неудачных стрельб четвертого периода являются недостаточная подготовка расчетов командных пунктов зрдн, допускающих нарушения требований Правил стрельбы, а также ошибки в боевой работе; отсутствие навыков у операторов ручного сопровождения в сопровождении маневрирующих целей, целей в условиях помех и отражений от местных предметов, что приводило к большим ошибкам сопровождения, а в некоторых случаях к перезахвату и обстрелу «местников» и ложных целей – радиолокационных ловушек; низкая техническая подготовка арабских расчетов, не обеспечившая постоянного поддержания техники в боеготовом состоянии; неполное использование огневых возможностей ЗРК С-75М, С-125, С-75, особенно при стрельбе в сложных условиях. Так, совершенно не применялся телеоптический визир на ЗРК С-125 при стрельбе по целям в условиях активно-шумовых помех, не использовалась система селекции движущихся целей при работе по маловысотным целям на фоне местных предметов, проведение пусков ракет без захвата цели – по «кресту» в направлении на цель.

Боевые действия во Вьетнаме и на Ближнем Востоке подтвердили возросшую роль зенитных ракетных войск в системе противовоздушной обороны как основного средства борьбы с авиацией противника. Зенитная ракетная техника показала надежную работу в различных климатических условиях и высокую эффективность борьбы с современными по тем временам средствами воздушного нападения. Своевременно проводимые модернизации техники и совершенствование тактических приемов ее боевого применения практически не допустили существенного снижения эффективности стрельбы по мере усложнения противником воздушной и помеховой обстановки. Важен был и человеческий фактор – эффективность стрельб в сложных условиях во многом зависела от уровня подготовки боевых расчетов зрдн и командных пунктов зрбр (зрп).

Заключение

В 1960 г. за создание зенитного ракетного комплекса С-75 Б. В. Бункину и П. Д. Грушину присвоено звание Героя Социалистического Труда. Ленинской премии были удостоены разработчики наземных средств системы –А. А. Расплетин, К. С. Альперович, Ю. Н. Афанасьев, Г. Ф. Добровольский, Е. Г. Зелкин, Б. С. Коробов, В. Н. Кузьмин, Ф. В. Лукин, А. В. Пивоваров, Н. В. Семаков, В. Е. Черномордик и разработчики ракеты Г. Е. Болотов, Р. С. Буданов, Е. С. Иофинов, А. М. Исаев, П. М. Кириллов, Ю. Ф. Касантович, Ф. С. Кулешов, А. Н. Садеков, Н. И. Степанов, Б. А. Челышев.

Для своего времени зенитный ракетный комплекс С-75 был весьма эффективным оружием.

Зенитные ракетные комплексы семейства С-75 сыграли исключительную роль в развитии зенитных ракетных войск ПВО СССР. Именно их применение в локальных конфликтах позволило правильно оценить реальные возможности зенитного ракетного оружия, его значимость как нового фактора, по сути дела поставившего под вопрос само понятие господства в воздухе. Даже при превосходстве в численности авиации на порядок и более американские летчики не могли чувствовать себя в безопасности в небе Вьетнама и уверенно решать поставленные перед ними задачи по поражению наземных объектов.

Но время неумолимо. Зенитные ракетные комплексы семейства С-75 уступили свое место как станового хребта отечественных зенитных ракетных войск более совершенному оружию. Тем не менее распространенность этого «старого, но грозного оружия» в различных частях света, его продолжающееся производство в самой населенной стране мира предопределяют то, что его история не закончена и скорее всего будет пополнена новыми интересными страницами.

По материалам: http://www.vko.ru/oruzhie/zrk-s-75-pervyy-sredi-ravnyh-chast-iv

ЗРК С-75 – первый среди равных. Часть 1

ЗРК С-75 – первый среди равных. Часть 2

ЗРК С-75 – первый среди равных. Часть 3

 

✏ Оставить комментарий

Приобрести книги по скидкам:







  • Архивы