Стрелы точного машиностроения

17.06.2015

PZRK

C появлением в концу 1950-х гг. информации о разработке в США переносного зенитного ракетного комплекса (ПЗРК) с ЗУР, оснащенной пассивной тепловой головкой самонаведения (в дальнейшем получил наименование «Ред Ай»), советское военное руководство получило достаточно убедительное доказательство принципиальной осуществимости создания аналогичного оружия и для нашей армии.
Однако различный уровень развития электронной базы в США и СССР указывал на то, что пока это — абстрактная возможность.

Поэтому в соответствии с Постановлением СМ СССР от 25 августа 1960 г. №946-398 работа по новому ЗРК «Стрела» проводилась в двух направлениях. Наряду с проектированием комплекса, носимого одним бойцом (позднее названного «Стрела-2» и порученного коломенскому СКБ), велось также создание легкого ЗРК, переносного в составе двух частей массой не более 10-15 кг каждая (в дальнейшем стал именоваться «Стрела-1»), что было связано с меньшей степенью технического риска. Комплекс предназначался для поражения воздушных целей, летящих со скоростями до 200-250 м/с на высотах от 50-100 м до 1000-1500 м на дальности до 2 км. В III квартале 1962 г. предписывалось представить предложения по проведению дальнейших работ с учетом результатов стрельбовых испытаний экспериментальной партии ракет.

Головным разработчиком ЗУР и комплекса «Стрела-1» в целом стало ОКБ-16 ГКОТ, в 1966 г. переименованное в Конструкторское бюро точного машиностроения (КБТМ). К началу 1960-х гг. эта организация под руководством главного конструктора А.Э. Нудельмана, достигшая больших успехов в области авиационного и зенитного корабельного малокалиберного пушечного вооружения, завершила разработку сложного противотанкового комплекса с радиоуправляемой ракетой «Фаланга».

При проектировании комплекса «Стрела-1», в отличие от других ЗРК ближнего действия (например, «Стрела-2», американских «Чапарел» и «Ред Ай»), было решено использовать в ЗУР не инфракрасную (тепловую), а фотоконтрастную оптическую головку самонаведения (ГСН). В начале 1960-х гг. низкий уровень чувствительности неохлаждаемых инфракрасных ГСН, уже достаточно освоенных в авиационных ракетах, не обеспечивал выделение цели в передней полусфере — эта задача была решена лишь спустя десятилетие. Поэтому стрельба по самолетам противника могла вестись только «вдогон», как правило, уже после выполнения ими боевой задачи. В подобных тактических условиях вполне допускалось уничтожение ЗРК еще до пуска им зенитных ракет. Напротив, применение фотоконтрастной ГСН обеспечивало возможность обстрела целей на встречных курсах.

Главным конструктором оптической головки самонаведения для ЗУР был определен В.А. Хрусталев, а организацией-разработчиком — ЦКБ-589 ГКОТ (впоследствии — ЦКБ «Геофизика»). Работы по ГСН для ЗУР «Стрела» возглавил Д.М. Хорол.

Стрела-1М

Уже в 1961 г. провели более 50 баллистических и два программных (с управлением только по курсу) пуска ракет на расположенном в 40 км южнее Оренбурга Донгузском полигоне, сотни сжиганий двигателей и порохового аккумулятора давления, обеспечивающего питание турбогенератора и рулевых машин. В ходе опытов, показавших замедленный выход порохового аккумулятора давления на режим, его конструкцию доработали, внедрив дополнительную форсажную пороховую шашку.

Отработка головки самонаведения с длиной волн 0,4-0,65 мкм показала ее недостаточную чувствительность. При слабом освещении цели (самолеты Ил-28, Ил-14, Ту-16, Ту-104, вертолеты Ми-4) не захватывались на дальностях более 3 км, хотя и на больших удалениях они уверенно отслеживались визуально, без применения оптики. В результате вместо германиевого фотодиода в ГСН использовали более чувствительный кадмий — сернистый.

Угол отклонения ГСН (27″) оказался недостаточным для наведения на цели, маневрирующие с перегрузкой 2 единицы. Вызвала сомнения мощность боевой части: не во всех опытах ее хватало на то, чтобы перебить центроплан Ил-28. При промахе 0,3 м цель уже не поражалась.

Подрыв ракеты для самоликвидации на высотах более 500 м приводил к ее разрушению на множество мелких фрагментов, но помимо их образовывались и четыре убойных осколка. Вероятность поражения собственного бойца оценивалась в 0,04%. В конечном счете решили отказаться от самоликвидации ракеты. Вероятность нанесения ущерба своим войскам оказалась ниже при реализации схемы с падением ракеты как единого целого, разумеется, с исключением подрыва боевой части при ударе о грунт.

Стрела-1М" на параде

Сначала рассматривалась схема с предстартовым двигателем, обеспечивающим выброс ракеты из контейнера для запуска основного двигателя на безопасном расстоянии, но ее сочли недостаточно надежной. Первоначально изучалась компоновка с двумя двигателями — стартовым и маршевым. Но позже перешли к одному двухрежимному двигателю с одношашечным зарядом, выполненным из рецептур с различными скоростями горения. При работе двигателя достигалась скорость 250 м/с, снижавшаяся до 100 м/с в дальнейшем управляемом полете.

Как уже отмечалось, в коломенском СКВ проектировался и другой переносной ЗРК — «Стрела-2». Масса и габаритные показатели у него были меньше, чем у «Стрелы-1». Первоначально создание ЗРК «Стрела-1» в какой-то мере подстраховывало работы по «Стреле-2», связанные с большей степенью технического риска. После решения основных принципиальных проблем по комплексу «Стрела-2» встал вопрос о назначении «Стрелы-1», имевшей практически те же летно-технические характеристики. Руководство ГКОТ обратилось к Заказчику и в Правительство с предложением установить для этого комплекса более высокие требования по максимальной дальности поражения (до 5 км) и досягаемости по высоте (до 3500 м), отказавшись от схемы собираемого перед пуском ПЗРК и перейдя к варианту с размещением на автомобильном шасси. Указывалось, что на ранее заданной высоте до 1500 м ожидается применение не более чем 40% тактической авиации противника. При этом предусматривалось увеличить массу ракеты с 15 до 25 кг, ее диаметр — со 100 до 120 мм, длину — с 1,25 до 1,8 м. Большие масса и габариты «Стрелы-1» по сравнению с «Ред Ай» объяснялись необходимостью поражения воздушного противника на подлете, в то время как американский комплекс мог обстреливать цели только вдогон.

С целью более полного использования возможностей комплекса рассматривалось введение в его состав портативной РЛС для определения азимута и скорости цели. В итоге на нее возложили также и задачу определения дальности до цели. Предполагалось, что самолеты будут обнаруживаться на дальности 7 км, что позволит производить пуск при их подлете на удалении 5 км. За создание такой РЛС взялся Ленинградский институт авиационного приборостроения, но, как и большинство учебных заведений, он не справился с ролью головного разработчика серьезной темы. От использования активных радиолокационных средств в комплексе «Стрела-1» отказались, а в пришедшем ему на смену ЗРК «Стрела-10СВ» РЛС решала более скромные задачи — определение дальности для подтверждения входа цели в зону пуска и углов упреждения.

К этому времени военные определились с концепцией боевого применения ЗРК «Стрела-2» и «Стрела-1». Было решено, что «Стрела-2», как переносной комплекс, предназначен для использования в батальонном звене ПВО, а «Стрела-1», как самоходный, — в полковом, в дополнение к зенитной самоходной установке «Шилка», дальность стрельбы которой (2,5 км) не обеспечивала поражение самолетов и вертолетов противника до рубежа пуска ими управляемых ракет (4-5 км). Таким образом, ЗРК «Стрела-1» с расширенной зоной поражения хорошо вписывался в разрабатываемую систему войсковой ПВО, и соответствующие предложения промышленности нашли поддержку.

ЗРК "Стрела-1" на параде
Исходная схема переносного комплекса, собираемого из двух частей, не обеспечивала приемлемой боеготовности, особенно с учетом выявившегося значительного утяжеления ракеты. Планировали разместить ЗРК на автомобиле ГАЗ-69, но он был весьма уязвим при действиях на переднем крае войск. В дальнейшем перешли к использованию в качестве базы ЗРК «Стрела-1» бронированной разведывательно-дозорной машины БРДМ-2.

Выбор этого шасси оказался далеко не случайным. К этому моменту ОКБ-16 уже приобрело значительный опыт размещения на шасси семейства БРДМ различных модификаций противотанкового комплекса «Фаланга». Это шасси обеспечивало защиту от пуль и осколков, обладало неплохой маневренностью, способностью преодолевать вплавь водные преграды, но имело ограниченную грузоподъемность. Исходя из этого, а также из стремления удешевить ЗРК, конструкторы пошли по пути предельного упрощения боевой машины, в частности, отказались от применения механического привода для наведения пусковой установки (ПУ), приняв схему с ее наведением оператором вручную. При этом потребные усилия по возможности снизили, обеспечив естественную уравновешенность пускового устройства. В отличие от боевых машин противотанковых комплексов, оператор нуждался в хорошем обзоре. Поэтому, идеальным было бы его частично открытое размещение, но это не давало даже иллюзии безопасности. Тогда приняли компромиссное решение: оператора разместили в легкобронированной башне, в передней стенке которой в секторе 60′ по азимуту имелось окно из пулестойкого прозрачного бронестекла.

Боевая машина ЗРК "Стрела-1М" в боевом положении

На марше пусковое устройство опускалось на крышу боевой машины. В результате повышалась ее устойчивость, не возникало проблем с проездом под нависающими препятствиями, да и опознать издали эту БРДМ как боевую машину ЗРК было трудно.

Несмотря на стремление к упрощению, связанное не только с ограничением стоимости, но и с обеспечением надежности техники и простоты подготовки личного состава (в этой части радиоуправляемая «Фаланга» в свое время преподнесла ОКБ-16 немало неприятных сюрпризов), ряд предстартовых операций в «Стреле-1» все-таки автоматизировали для достижения малого работного времени комплекса.

Предусматривалось, что ЗРК с расширенными боевыми возможностями будет представлен на совместные испытания в III квартале 1964 г., однако к этому году только окончательно сформировался технический облик ЗРК, а из-за продолжающихся трудностей с отработкой ГСН государственные испытания опытного образца «Стрела-1» начались лишь в 1968 г.

По результатам испытаний на Донгузском полигоне были определены вероятности поражения одной ЗУР при стрельбе навстречу цели, летящей со скоростью 200 м/с на высоте 50 м. Они составляли: от 0,15 до 0,64 — для бомбардировщика и от 0,1 до 0,6 — для истребителя. При увеличении скорости цели до 300 м/с и высоты до 1000 м вероятности были: от 0,15 до 0,52 — для бомбардировщика и от 0,1 до 0,42 — для истребителя. При стрельбе вдогон вероятность поражения целей, летящих со скоростью 300 м/с, составила 0,47-0,49, а со скоростью 200 м/с — 0,52-0,65.

ЗРК "Стрела-1М" и боевом положении

ЗРК "Стрела-1М"

Боевая машина 9А31 ЗРК «Стрела-1» оснащалась пусковой установкой (ПУ) с размешенными на ней четырьмя ЗУР в транспортно-пусковых контейнерах (ТПК), аппаратурой запуска ЗУР, оптическими средствами обнаружения и прицеливания, а также средствами связи. Она могла вести стрельбу по самолетам и вертолетам, летящим на высотах от 50 до 3000 м со скоростями до 310 м/с на встречных курсах и до 220 м/с на догонных курсах при курсовых параметрах до 3000 м

Зависимость от освещенности цели, метеоусловий и фоновой обстановки ограничивала боевое использование комплекса «Стрела-1». Возможности фотоконтрастной ГСН позволяли обстреливать только визуально видимые цели на фоне ясного неба или сплошной облачности. При этом направление на цель должно было находиться под углом не менее 2’ над горизонтом и не ближе 20° к солнцу. Однако среднестатистические оценки этой зависимости с учетом возможности действии авиации противника, как правило, только в тех же метеоусловиях, а в дальнейшем — также и практическое применение комплекса на учениях и в военных конфликтах показали, что ЗРК «Стрела-1» мог использоваться достаточно часто и с высокими военно-экономическими показателями.

ЗУР 9М31 ЗРК "Стрела-1"

Наведение рамы ПУ с ракетами на цель по углу места в диапазоне от -5” до +80” осуществлялось оператором вручную с помощью системы рычажно-параллелограммных устройств, а по азимуту — поворотом во вращающемся кресле с коленными упорами. Оператор отталкивался ногами от закрепленного на полу конуса и использовал для наведения сперва грубый визир, а затем оптическое визирное устройство 9Ш113. Стрельба могла вестись как с места, так и при движении 9А31, что обеспечивалось за счет естественной уравновешенности качающейся части и совмещения центра тяжести ПУ с ракетами с точкой пересечения осей качания машины. При испытаниях подтвердилась способность человека-оператора успешно парировать низкочастотные колебания корпуса БМ. В процессе предстартовой подготовки с интервалом 5 с включалось бортовое питание двух ракет, открывались торцевые крышки ТПК. Услышав звуковой сигнал, указывающий на захват цели ГСН и, оценив на глаз досягаемость цели, оператор нажатием кнопки «пуск» производил старт ракеты.

ТПК

Масса боевой машины 9А31 составила 1100 кг, длина-5,75 м, ширина-2,35 м, высота (с опущенным пусковым устройством) — 2,35 м.

Зенитная управляемая ракета 9М31 была выполнена по аэродинамической схеме «утка» и наводилась на цель, контрастную на фоне неба, с помощью ГСН 9Э41 по методу пропорциональной навигации. ГСН преобразовывала лучистый поток энергии в диапазоне длин волн 0,4-2,7 мкм в электрический сигнал, содержащий информацию об угле между осью координатора ГСН и линией визирования «ракета-цель», а также о значении угловой скорости линии визирования. В качестве чувствительных элементов в ГСН использовались неохлаждаемые сернисто-свинцовые фотосопротивления.

За ГСН последовательно располагались рулевой привод треугольных аэродинамических рулей, аппаратура системы управления, боевая часть и электронно-оптический датчик цели.

Осколочно-фугасная боевая часть 9Н14Ф массой 3 кг содержала 1 кг взрывчатого вещества и при подрыве образовывала осколки массой 2,6 г., разлетающиеся со скоростью до 1500 м/с. За ней находился однокамерный двухрежимный твердотопливный ракетный двигатель, на хвостовом отсеке которого были закреплены трапецевидные крылья ракеты. На стартовом участке ракета разгонялась до скорости около 420 м/с, которая затем поддерживалась примерно постоянной на маршевом участке.

ЗРК "Стрела-1М"

ЗУР не стабилизировалась по крену. Угловая скорость относительно продольной оси ограничивалась за счет использования роллеронов — своего рода небольших рулей на крыле (хвостовом оперении), внутри которых были вмонтированы похожие на шестеренки диски с лопатками, выступающими в набегающий поток. При провороте ракеты по крену гироскопический момент от быстро вращающихся дисков разворачивал роллерон таким образом, что возникающая аэродинамическая сила затормаживала креновое вращение ракеты. Применение роллеронов позволило отказаться от установки специальных рулевых машин для органов управления по крену. Подобное устройство было впервые применено на американской ракете класса «воздух-воздух» «Сайдуиндер» и на ее советской копии К-13, запущенной в серию одновременно с началом разработки «Стрелы-1». Однако на этих авиационных ракетах роллероны раскручивались задолго до пуска ракеты под воздействием воздушного потока, обтекающего самолет-носитель. Для своевременной раскрутки роллеронов ЗУР конструкторы ЗРК «Стрела-1» использовали изящное и простое устройство. На роллерон наматывался тросик, свободным концом закрепленный на ТПК. При старте роллероны раскручивались тросиком по схеме, аналогичной применяемой для пуска лодочных моторов.

При прямом попадании в цель контактный магнитоэлектрический датчик 93112 (в случае пролета ракеты вблизи цели — неконтактный электронно-оптический датчик 93111) задействовал предохранительно-исполнительный механизм (ПИМ) на подрыв боевой части ЗУР.

Длина ракеты составляла около 1,8 м, диаметр — 0,12 м, размах крыла — 0,36 м.
Наряду с ЗУР 9М32 ПЗРК «Стрела-2» ракета 3M31 являлась одной из двух первых отечественных зенитных ракет, которая постоянно хранилась в транспортно-пусковом контейнере (ТПК) и запускались непосредственно из него. Если применение такого контейнера в переносном комплексе было практически неизбежным, то использование подобного прогрессивного технического решения в ЗРК «Стрела-1» свидетельствует о дальновидности его создателей. Пылебрызгозащитный ТПК 9Я23 крепился к раме ПУ с помощью бугелей.

 

ЗРК "Стрела-1М"

Комплекс был принят на вооружение по постановлению ЦК КПСС и СМ СССР от 25 апреля 1968 г., практически одновременно с ПЗРК «Стрела-2». При этом втрое более тяжелая нудельмановская ракета превосходила коломенское изделие по следующим параметрам:
— по максимальной дальности — в 1,2 раза;
— по досягаемости по высоте — в 2 раза;
— по массе боевой части — в 2,6 раза.

Она также могла поражать цели не только вдогон, но и на встречных курсах.
Таким образом, принятое в начале 1960-х гг. решение о продолжении параллельной разработки ЗРК «Стрела-1» и «Стрела-2» оказалось достаточно дальновидным — комплексы не дублировали друг друга. С другой стороны, обладавший большими боевыми возможностями ЗРК «Оса» был намного дороже «Стрелы-1». Кроме того, его разработка значительно задержалась, и он поступил на вооружение только в 1970-е гг.

За создание комплекса «Стрела-1» его разработчики, в том числе А.Э. Нудельман, были удостоены Государственной премии СССР.

Серийное производства ЗУР 9М31 было налажено на Ковровском механическом заводе (до 1966 г. — завод №575), а боевой машины 9А31 — на Саратовском агрегатном заводе (ранее-завод №614).

Комплексы «Стрела-1» (четыре боевые машины) входили в состав ракетного взвода зенитной ракетно-артиллерийской батареи («Стрела-1» — «Шилка») мотострелкового или танкового полка.

Размещение ЗРК «Стрела-1 на бронированном шасси по сравнению с носимым ЗРК «Стрела-2» повышало защищенность боевого расчета, обеспечивало мобильность, но затрудняло обзор и наблюдение за воздушной обстановкой. Поэтому для своевременного оповещения о приближении самолетов противника комплекс в 1968-1970 гг. модернизировали, включив в его состав разработанный ленинградским НИИ «Вектор» пассивный радиопеленгатор, обеспечивающий обнаружение и сопровождение воздушных целей с включенными бортовыми РЛС. При этом предусматривалась возможность выдачи целеуказания по данным пассивного радиопеленгатора как на собственной боевой машине, так и на ЗРК «Стрела-1» упрощенной комплектации — без пеленгатора.

Между боевыми машинами поддерживалась радиосвязь. Оператор БМ с пеленгатором включал систему точного пеленгования, разворачивал пусковую установку на цель и сопровождал ее до попадания в поле зрения оптического визира, а затем наводил пусковую установку с ракетами и устанавливал аппаратуру пуска в режим «Автомат». При подходе цели к зоне пуска он производил пуск ЗУР.

В доработанной модификации ракеты — 9М31М — была уменьшена ближняя граница зоны поражения, повышена вероятность поражения целей на малых высотах и точность самонаведения. В состав комплекса вошла контрольно-проверочная машина 9В25М, позволяющая контролировать работу средств ЗРК «Стрела-1»с учетом модернизации.

9А31 ЗРК "Стрела-1"
Государственные испытания модернизированного ЗРК «Стрела-1 М» проводились на Донгузском полигоне с мая по июль 1969 г., а в декабре 1970 г. его приняли на вооружение. Комплекс мог обеспечивать поражение маневрирующих с перегрузкой до 3 единиц са¬молетов и вертолетов, летящих со скоростью до 310 м/с на высотах от 30-40 до 3500 м при курсовых параметрах до 3500 м на дальностях до 4200 м. По сравнению с ЗРК «Стрела-1» в модернизированном комплексе ближняя граница зоны поражения была уменьшена на 400- 600 м, а нижняя-до 30 м.

Вероятность поражения неманеврирующих целей со скоростью 200 м/с на высотах до 50 м при стрельбе навстречу составляла: 0,15-0,68 — для бомбардировщика и 0,1-0,6 — для истребителя. При скорости цели 300 м/с на высоте 1000 м эти показатели составили, соответственно, 0,15-0,54 и 0,1-0,7, а при стрельбе вдогон — 0,58-0,66 и 0,52-0,72.

Управление батареей осуществлялось начальником ПВО полка с помощью радиостанций через автоматизированные пункты управления ПУ-12 (ПУ-12М), имевшиеся у него и у командира батареи.

Комплексы «Стрела-1» и «Стрела-1М» широко экспортировались за рубеж — в Алжир, Анголу, Бенин, Болгарию, Вьетнам, Гвинею, Гвинею-Биссау, ГДР, Египет, Индию, Кубу, Ирак, Мавританию, Мадагаскар, Мали, Мозамбик, Никарагуа, Ливию, Польшу, Румынию, Северный Йемен, Сирию, Таиланд, Чехословакию, Эфиопию, Югославию.

Боевая машина 9А31 "Стрела-1"
Впервые ЗРК «Стрела-1»были применены в боевых действиях в Ливане в мае 1981 г., когда одну батарею таких машин доставили по воздуху из Ливии. В следующем году в долине Бекаа в Южном Ливане в 1982 г. действовали уже 14 сирийских боевых машин «Стрела-1». В декабре 1983 г. этими ЗРК сбили американские самолеты А-6Е и А-7Е (последний, возможно, был поражен ПЗРК «Стрела-2»). В том же году 15 боевых машин ЗРК «Стрела-1» захватили южно-африканские интервенты на юге Анголы.

Комплекс «Стрела-1» стал первым отечественным ЗРК с размещением всех боевых средств на одной машине, способным при необходимости самостоятельно вести боевые действия, и первым из ЗРК без радиолокационных средств, обеспечивающим поражение приближающихся целей.

В то же время этот комплекс обладал рядом существенных недостатков: зависимостью от метеоусловий, ограниченной помехозащищенностью, малым возимым боекомплектом. Кроме того, по результатам испытаний и учебных стрельб выявилась трудность определения момента пуска ракеты. В силу вполне объяснимого психофизиологического состояния операторы стремились запустить ракету как можно раньше, зачастую за пределами досягаемости цели. При использовании комплексов «Стрела-2», пригодных только для стрельбы вдогон, эта проблема не стояла: стрелки-зенитчики в силу тех же причин пускали ракету при минимальном удалении пролетевшей над ними цели.

Принимая во внимание рост скоростей самолетов вероятного противника, достигнутый в комплексе «Стрела-1» диапазон скоростей поражаемых целей представлялся уже недостаточным. Упрочнение конструкции самолетов, реализация других мероприятий по повышению их живучести требовало применения на ракете более совершенных боевых частей.

ЗРК "Стрела-10М3" и "Стрела -1М"
С учетом в целом высокой стоимости боевой машины ЗРК, а также прогресса, достигнутого в отработке следящих приводов, повышении их надежности, было пересмотрено принятое при создании ЗРК «Стрела-1» решение об отказе от использования привода наведения пускового устройства. Ручное наведение не всегда гарантировало отслеживание скоростной внезапно появившейся цели (особенно при усталости оператора) и не оставляло резервов на увеличение массы ракеты, неизбежное при реализации мероприятий по ее совершенствованию. Кроме того, боевые машины ЗРК «Стрела-1» на базе БРДМ-2 уступали по проходимости гусеничной технике, что затрудняло их применение в составе танковых частей.

15_thumb

Официально к созданию самоходного зенитного ракетного комплекса «Стрела- 10СВ» (9К35) приступили по Постановлению ЦК КПСС и СМ СССР от 24 июля 1969 г. №595-204. Наряду с ЗРК «Стрела-10СВ» проводились, но так и не были завершены, работы по унифицированному с ним корабельному комплексу, а также по ЗРК «Стрела-11» для воздушно-десантных войск с боевой машиной на шасси БМД-1.

В соответствии с заданными ТТТ комплекс «Стрела-10СВ» должен был поражать цели, летящие на встречных курсах со скоростью до 415 м/с (до 310 м/с — вдогон) на высоте от 0,025 км до 3,0-3,5 км, на дальности от 0,8-1,2 до 5 км при параметре до 3 км. При отсутствии организованных помех при наличии своевременного целеуказания должна была обеспечиваться вероятность поражения одной ЗУР одиночной цели, маневрирующей с перегрузками до 3-5 единиц, на уровне не менее 0,5-0,6.

Боевые машины должны были преодолевать вплавь водные преграды, перевозиться самолетом Ан-12 и вертолетом Ми-6. Возимый боекомплект определялся в 12 ЗУР, при этом одновременно со «Стрелой-10» закладывалось и применение ЗУР «Стрела-1». Масса боевой машины лимитировалась величиной 12,5 т. Наряду с автономным ведением боевых действий комплекс мог использовать речевые целеуказания, поступающие по радио от пункта управления ПУ-12 (ПУ-12М).

Как и при создании ЗРК «Стрела-1», головным разработчиком комплекса в целом, ракеты, аппаратуры пуска ЗУР и контрольнопроверочной машины назначили Конструкторское бюро точного машиностроения (КБТМ), а головной организацией по созданию ГСН и неконтактного взрывателя — Центральное конструкторское бюро «Геофизика».

ЗРК "Стрела-10" и ЗСУ "Шилка"

Первоначально предусматривалось совместное применение взвода ЗРК «Стрела-10» совместно с взводом «Шилок», а в дальнейшем — разрабатываемых с 1973 г. «Тунгусок». Но в 1975 г. требования к «Тунгуске» были откорректированы с введением в состав боевой машины нового, более совершенного (по сравнению со «Стрелой-10») ракетного вооружения.

Тем не менее, несмотря на большие боевые возможности «Тунгуски», создание простого невсепогодного комплекса «Стрела-10СВ» завершилось принятием его на вооружение, организацией серийного производства и поставкой в войска. Такое решение мотивировалось тем, что ЗРК «Стрела-10» станет дополнением к «Тунгуске», способным обеспечить уничтожение внезапно появляющихся низколетящих целей в условиях сложной радиоэлектронной обстановки. По-видимому, учитывались и другие обстоятельства.

Создание такого сложного комплекса, как «Тунгуска», вполне могло затянуться и привести к срыву директивных сроков. Так и случилось: зенитный пушечно-ракетный комплекс поступил на вооружение только в 1982 г., на шесть лет позже «Стрелы-10СВ». Кроме того, с учетом дороговизны «Тунгуски» более чем сомнительной представлялась возможность замены ею «Шилок» в соотношении «один к одному» в более или менее обозримые сроки.


ЗУР 9М37

Испытания ЗРК «Стрела-10СВ» в составе боевой машины 9А35 (с пассивным помехозащищенным радиопеленгатором целей 9С16) и 9А34 (без 9С16), ракеты 9М37 и контрольно-проверочной машины проводились на Донгузском полигоне с января 1973 г. по май 1974г. Комплекс приняли на вооружение только спустя почти два года по постановлению ЦК КПСС и СМ СССР от 16 марта 1976 г. после устранения ряда выявленных недостатков. Производство боевых машин и ракет для комплекса велось теми же предприятиями, что и ЗРК «Стрела-1».

9А35М "Стрела-10М3"

Для ограничения скорости проворота ракеты по крену на ЗУР применялись цельноповоротные роллероны, размещенные позади крыльев и стоящие отдельно от них, выполненные без обычных для этих устройств похожих на шестеренки роторов, раскручиваемых набегающим воздушным потоком. Роллероны ракеты 9М37 приводились в движение роторами с газодинамической раскруткой, кинематически связанными с ними и расположенными внутри корпуса.
Пуск ЗУР комплекса "Стрела-10М"

С целью повышения эффективности боевого снаряжения при сохранении массы прежней боевой части в ЗУР 9М37 в качестве поражающих элементов вместо осколков применялись стержневые (режущие) элементы массой 9 г, разлетающиеся со скоростью до 1300 м/с. Масса взрывчатого вещества возросла до 1,1 кг. При сохранении диаметра корпуса и размаха крыла ЗУР 9М31 комплекса «Стрела-1» длина ракеты 9М37 увеличилась до 2,19 м.

Управление комплексами батареи, состоящей из зенитного ракетного взвода (одна боевая машина 9А35 и три 9А34) и взвода комплексов «Тунгуска», велось с использованием батарейного командирского пункта управления ПУ-12 (ПУ-12М) (позднее — «Ранжир-2») посредством передачи команд по радиотелефону, а в дальнейшем, после оборудования аппаратурой передачи данных, — и по радиотелекоду.

Функционирование боевых машин комплекса обеспечивалось с применением машин техобслуживания 9В915 и контрольно-проверочных машин 9В839.

В отличие от ЗРК «Стрела-1», комплекс 9К35 размещался не на колесной БРДМ-2, а на гусеничном шасси «объект 35», созданном на базе многоцелевого тягача МТ-ЛБ. При этом потребовалась дополнительная отработка приборного оборудования боевой машины, на которое воздействовали мощные вибрации, несвойственные ранее применявшимся колесным шасси.


9А35М

Масса боевой машины 9А35 составляла 12,35 т (9А34 — 12,29 т), длина — 6,93 м, ширина — 2,85 м, высота (при сложенном пусковом устройстве) не превышала 2,2 м.


9А35М

Большая грузоподъемность гусеничного шасси позволила:

— увеличить возимый боекомплект с четырех до восьми ЗУР в ТПК, половина из которых находилась на направляющих пусковой установки, а остальные размещались в корпусе самохода;
— использовать вместо ручного наведения пускового устройства электропривод, обеспечивающий скорость горизонтального наведения до 100 град./с, вертикального (в диапазоне углов — от -5 до +80″) — до 50 град./с, при этом перезарядка пускового устройства всеми ракетами проводилась вручную за 3 мин;
— ввести в комплекс «Стрела-10СВ» аппаратуру оценки зоны пуска 9С86 на базе когерентно-импульсного радиодальномера миллиметрового диапазона волн, обеспечивавшего определение дальности до цели в пределах до 10,3 км с ошибкой не более 100 м и радиальной скорости цели с ошибкой не более 30 м/с, а также аналого-дискретное счетно-решающее устройство, которое определяло границы зоны пуска с максимальными ошибками 300-600 м и углы упреждения при пуске со средними ошибками 0,1-0,2°. Применение этой аппаратуры позволило в 98% случаев своевременно осуществлять пуски ракет, в то время как на «Стреле-1»это достигалось только в 75% стрельб.


9А34М3

Комплекс оснащался наземным радиозапросчиком для определения государственной принадлежности воздушных целей на наклонных дальностях до 12 км.
По сравнению со «Стрелой-1М» в комплексе «Стрела-10СВ» расширились границы зоны поражения, гарантировался обстрел более скоростных целей. При работе с тепловым каналом ГСН обеспечивалась защита от естественных помех и от одиночных преднамеренных оптических помех-ловушек.

Для дальнейшего повышения помехозащищенности в 1977 г. провели модернизацию ракеты в части ГСН с обеспечением селекции цели на фоне оптических помех по траекторным признакам. Была усовершенствована аппаратура запуска ракет боевых машин 9А34 и 9А35. Испытания усовершенствованного ЗРК, получившего название «Стрела-ЮМ» (9К35М), проходили с января по май 1978 г. на Донгузском полигоне. В 1979 г. комплекс с ракетой 9М31М приняли на вооружение.

По решению ВПК от 31 июня 1978 г., была проведена дальнейшая модернизация комплекса «Стрела-1 ОМ» с введением в его состав аппаратуры 9В179-1 для автоматизированного приема целеуказания от КП командира батареи ПУ-12М и начальника ПВО полка ППРУ-1 («Овод-М-СВ»), аппаратуры 9В180, обеспечивавшей автоматизированное наведение пусковой установки на цель, а также дополнительной радиостанции для приема телекодовой информации. Для преодоления водных преград вплавь с полным боекомплектом ЗУР боевые машины доукомплектовали откидывающимися от бортов пенополиуретановыми поплавками. Испытания комплекса, получившего название «Стрела-10М2» (9К35М2), состоялись на Донгузском полигоне в июле-октябре 1980 г., а в 1981 г. он был принят на вооружение.


БМ 9А34М3
 


Боевая машина 9А34М3
 


БМ9А35М3

С использованием автоматизированного приема и отработки целеуказания ЗРК обеспечивал эффективность стрельбы без помех одной ЗУР по истребителям на встречных курсах в диапазоне дальностей от 1,5 км до ближней границы зоны, составляющую 0,3 на дальности 3,5 км и 0,6 на дальности 1,5 км, что на 0,1 -0,2 превышало соответствующие показатели «Стрелы-1 ОМ». Это достигалось за счет увеличения дальности обнаружения цели с 6,8 до 8,4 км, сокращения работного времени при целеуказании с 8,5 до 6,5 с, увеличения частости непропуска цели с 0,7 до 1, сокращения времен доведения целеуказания до оператора в 2,5 раза и отработки целеуказания в 2 раза.


ЗРК "Стрела-10М3"

По решению ВПК от 1 апреля 1983 г. №111, в 1983-1986 гг. в рамках дальнейшего развития ЗРК типа «Стрела-10СВ» была проведена ОКР под шифром «Китобой». Испытания ЗРК «Китобой» проходили с февраля по декабрь 1986 г. на Донгузском полигоне и, частично, на Эмбенском полигоне. Комплекс с новой ЗУР 9МЗЗЗ приняли на вооружение в 1989 г., но не как «Китобой», а под названием «Стрела- 10МЗ» 9K35M3.

Входящие в состав ЗРК боевые машины 9A34M3 и 9A35M3 имели усовершенствованную аппаратуру запуска ЗУР, а также новый двухканальный оптический визир, обеспечивавший увеличение дальности обнаружения малоразмерных целей на 20-30% Широкопольный канал имел поле зрения 35° и увеличение 1,8х, а узкопольный — поле зрения 15° и увеличение 3,75х.

Новая ЗУР 9МЗЗЗ по сравнению с ракетой 9М37М имела несколько доработанные двигатель и контейнер, а также новую ГСН 9Э425 с тремя приемниками в различных спектральных диапазонах: ранее применяемых фотоконтрастном и инфракрасном, а также в помеховом диапазоне, работающим в не характерных для излучения реальных целей длинах волн 1-1,3 мкм, что позволило в дополнение к траекторным признакам использовать и спектральные характеристики для селекции цели на фоне оптических помех.

С целью повышения эффективности поражения малоразмерных целей вместо оптического неконтактного взрывателя в ЗУР внедрили новое лазерное взрывательное устройство, выполненное на основе четырех импульсных излучателей с восьмилучевой диаграммой направленности и приемника отраженных от цели сигналов.

ЗРК "Стрела-10М3" на позицииБоевая часть ЗУР 9МЗЗЗ массой 5 кг (вместо 3 кг в ЗУР 9М37) оснащалась стержневыми поражающими элементами массой по 19 г большего сечения и большей длины. За счет увеличения массы разрывного заряда до 2,6 кг скорость разлета стержней была повышена до 1850 м/с. Новый автопилот обеспечивал более устойчивую работу ГСН и контура управления ЗУР в целом в различных режимах запуска ракеты и ее полета в зависимости от помеховой и фоновой обстановки заряда.

Замаскированная БМ ЗРК"Срела-10М3"

Длина ракеты увеличилась до 2,23 м, габариты контейнера — до 2,3×0,303×0,32 м. Масса контейнера с ракетой составила 70 кг. Ракеты 9МЗЗЗ и 9М37М могли использоваться во всех модификациях комплекса «Стрела-10».

Комплекс обеспечивал не меньшие, чем у ЗРК 9К35М2, зону и вероятности поражения самолетов на высотах от 25 до 3500 м, летящих со скоростями до 415 м/с (до 310 м/с — вдогон), и вертолетов со скоростями полета до 100 м/с. Крылатые ракеты со скоростями до 200-250 м/с и ДП/1А со скоростями от 20 до 300 м/с поражались на высотах от 10 до 2500 м. В 9K35M3 стало возможным до пуска обеспечивать надежный захват цели головкой самонаведения ракеты 9МЗЗЗ при наличии оптических помех.

Функционирование комплекса осуществлялось с использованием контрольно-проверочной машины 9В839М, машины техобслуживания 9В915 и системы внешнего электропитания 9И111.

Наиболее отличившиеся создатели комплекса «Стрела-10СВ», в том числе А.Э. Нудельман, были удостоены Государственной премии СССР.

ЗРК типа «Стрела-10СВ» поставлялись в ряд зарубежных стран (в том числе в Афганистан, Алжир, Анголу, Болгарию, Венгрию, Индию. Иорданию, Ирак, Северную Корею, Кубу, Ливию, Польшу, Сирию, Словакию, Чехию, Югославию) и использовались в военных конфликтах на Ближнем Востоке и в Африке. В частности, они применялись ливийцами в боевых действиях в Чаде. В Анголе в 1987- 1988 гг. таким ЗРК был сбит южноафриканский «Мираж F-1». В ходе боевых действий в Чаде и в Анголе несколько комплексов «Стрела-10» были захвачены противником.

В целом процесс совершенствования ЗРК семейства «Стрела-1» — «Стрела-ЮМ» представляет собой положительный пример эволюционного развития вооружения с непрерывным наращиванием боевых возможностей, с высокой степенью преемственности и взаимо-заменяемости образцов различных лет разработки. Однако с конца 1980-х гг. этот процесс, по сути дела, прервался.

С уходом на пенсию дважды Героя Социалистического Труда А.З. Нудельмана «КБ точмаш» влили в НПО «Точность», во главе которого стоял Генеральный конструктор и Генеральный директор А.Г. Шипунов, в должности главного конструктора тульского КБП бывший многолетним конкурентом Нудельмана. Несмотря на то, что совершенствование «Стрелы-10» еще имело перспективы, москвичей переключили на разработку комплексов, известных как «Пальма» и «Сосна», представлявших собой нечто вроде уменьшенной тульской «Тунгуски», но отличавшихся применением наведения по лазерному лучу вместо радиокомандной системы.

БМ "Стрела-10М4"

Только в начале 1990-х гг. после обретения независимости «КБ точмаш им. А.Э. Нудельмана», продолжая работу по «Пальме» и «Сосне», занялось и дальнейшей модернизацией «Стрелы-10». Была определена программа модернизации более ранних модификаций ракет с доведением их до уровня 9МЗЗЗ путем замены ГСН, аппаратурного отсека, неконтактного взрывателя, боевой части и доработки контейнера. Модернизированные ракеты получили обозначение 9М35МД.

На МАКС-2001 была представлена боевая машина 9А34А «Гюрза», на которой вместо пассивной радиолокационной системы пеленгации применили инфракрасную оптико-электронную систему обнаружения Л-136 «Мак-Ф» с полусферическим блоком датчиков, размещенным в верхней части штатного поднимаемого пускового устройства. Новая машина также оснащалась цифровой вычислительной системой. В отличие от ранее принятых боевых машин, обеспечивалось обнаружение целей на вдвое большей дальности — до 10-13 км, с идентификацией по силуэту на дальности 3-4 км, а также эффективная работа по летательным аппаратам вне зависимости от наличия на нем работающего на излучение радиолокатора. Пеленгация целей осуществлялась не только в горизонтальной, но и в вертикальной плоскости до угла места 30”.

Применение модернизированного оптического прицела 9Ш127М (вместо 9Ш127) дало возможность поражать малоразмерные цели типа крылатых ракет, высокоточного оружия, беспилотных летательных аппаратов на дальностях до 3-4 км.

Для всесуточного применения комплексов типа «Стрела-10» разработан и испытан вариант дооснащения боевой машины ночным прицелом, обеспечивающим обнаружение вертолета Ми-8 ночью на дальности 10 км.


БМ 9А34А "Гюрза"

На МАКС-2005 демонстрировалась четвертая модернизация комплекса — «Стрела- 10М4». Она обеспечивает работу в любое время суток и в условиях плохой видимости, а также проведение автономного автоматического секторного поиска целей. Для этого в состав комплекса включена тепловизионная система, автомат захвата и сопровождения цели, блок сканирования. Спектральный диапазон тепловизионного канала составляет 3-5 мкм и соответствует диапазону головок самонаведения (ГСН) ЗУР 9МЗЗЗ и 9М37М. Модернизация комплекса по варианту «Стрела-10М4» предусматривает минимальный объем доработок конструкции боевой машины, небольшое количество вновь вводимых блоков аппаратуры и, соответственно, меньшую стоимость в сравнении с другими вариантами модернизации.

ЗРК "Стрела-10МЗК"

Однако дальнейшее совершенствование комплексов семейства «Стрела-10» ограничивается двумя факторами. Во-первых, тем, что изготовителем гусеничного шасси комплекса был Харьковский тракторный завод, а постсоветская история взаимоотношений Российской Федерации с Украиной не вселяет уверенности в устойчивости технологической цепочки. Для устранения этой проблемы ОАО «Муромтепловоз» разработало боевую машину на базе БТР-60 и представило ее на МАКС-2007 и МАКС-2009 как ЗРК «Колчан» («Стрела-1 ОМЗК»), Этот комплекс комплектуется средствами обнаружения целей, аналогичными принятым для комплекса «Стрела-10М4». Масса боевой машины на одну тонну превышает вариант на традиционном гусеничном шасси.

Вторая проблема связана с тем, что производство ракет 9МЗЗЗ прекратилось в 1990-е гг., и гарантийный срок эксплуатации ранее изготовленных изделий практически выработан. Возобновление производства этих ракет в принципе возможно, но воспроизведение таких изделий, в которых воплощены технические решения полувековой давности, вряд ли целесообразно.

При этом на протяжении 1980-2000-х гг. практически беспрепятственно осуществлялось непрерывное совершенствование ПЗРК, в ходе которого по зоне досягаемости и помехозащищенности они сравнялись с ЗРК типа «Стрела-10», уступая последним только по эффективности боевой части.

ЗПРК ЗСУ-23-4

Исходя из этого традиционный разработчик ПЗРК — коломенское КБМ — предложил модернизированный вариант ЗРК типа «Стрела-10» — комплекс «Лучник-Э» с боевой машиной, несущей на пусковой установке вместо четырех ЗУР типа 9М37 или 9МЗЗЗ четыре модуля «Стрелец» с двумя ракетами 9М342 от ПЗРК «Игла-С». Еще восемь ЗУР 9М342 перевозятся в корпусе боевой машины. На ней размещаются оптико-электронная станция круглосуточного применения и современные средства обработки информации. Наряду с удвоением боекомплекта применение ЗУР «Игла-С» обеспечило увеличение максимальной дальности поражения до 6 км.

Комплекс "Лучник-Э"

Можно предположить, что аналогичная модернизация боевых машин ЗРК «Стрела-10» осуществима и с использованием боевых средств от новейшего отечественного ПЗРК «Верба».

Работы по модернизации ЗРК «Стрела-10» проводились не только в России. После распада СССР на Украине был разработан зенитный пушечно-ракетный комплекс с использованием шасси танка Т-80УД, элементов вооружения и башни зенитной самоходной установки ЗСУ-23-4 и четырех контейнеров с ракетами семейства «Стрела-10», размещенных попарно по бортам башни.


ЗРК "Стрела-10М3"
БМ ЗРК "Стрела-10М"

БМ 9А34 ЗРК "Стрела-10М3"


БМ ЗРК "Стрела-1М" армии Ирака

Р.Ангельский

по материалам журнала «Техника и вооружение» №11, №12  2014 г.

✏ Оставить комментарий

Приобрести книги по скидкам:







  • Архивы