Ракеты комплексов ПВО: дальше, быстрее, точнее

22.04.2014

Владимир Коровин

S-300 pmu1

В течение последних десятилетий ракетные средства ПВО прочно занимают место в числе наиболее сложных и дорогостоящих видов боевой техники, а возможность их производства является одним из важнейших показателей уровня развития оборонной промышленности страны. Столь же важным является и способность создания этих средств, наиболее передовые из которых представляют собой высокоинтеллектуальные и высокотехнологичные системы, требующие вложения значительных средств в НИОКР, владения на промышленном уровне самыми передовыми технологиями, а также наличия специализированных научных, конструкторских школ и исторических традиций.

Современный этап развития и совершенствования наземных средств ПВО проходит на фоне следующих факторов:
— непрерывного усиления роли авиации и средств воздушного нападения, характерного для современных войн и конфликтов, интенсифицирующих процессы разработок и закупок средств ПВО;
— лавинообразного роста спроса на системы ПРО, предназначенных для защиты от ТБР и ОТБР, а также на средства обороны от артиллерийских, минометных и ракетных обстрелов;
— необходимости замены в войсках ЗРК предыдущих поколений ввиду их массового и полного устаревания:
— расширения круга разработчиков, поставщиков и усиления конкуренции.

При этом сохраняется деление на комплексы большой, средней и малой дальности не только по решаемым задачам и характеристикам, но и по стоимостям, как правило, различающимся на порядок.

Все это ведет к тому, что полноценную разработку комплексов большой и средней дальности в настоящее время способны самостоятельно выполнять лишь США и Россия. Страны Западной Европы занимаются реализацией кооперационных программ, а ряд государств эти работы ведет при содействии американских (Израиль, Япония) или российских (Корея, Индия, Китай) фирм-разработчиков.

Одной из основных задач, решаемых разработчиками комплексов ПВО большой и средней дальности, является обеспечение их высокой эффективности при использовании в качестве средства обороны от баллистических и крылатых ракет, а также способности поражать максимально большое количество аэродинамических целей. В связи с этим одной из наиболее ярко выраженных тенденций в создании ЗРК большой дальности стала их противоракетная направленность (РАС-2, РАС-3, MEADS, THAAD, SАМР/Т, Arrow-2, -3, KM-SAM).

Наиболее значимой из подобных программ является американский мобильный противоракетный комплекс дальнего действия THAAD (Terminal Hidh Altitude Area Defense), предназначенный для поражения на высотах 40— 150 км и дальностях до 200 км баллистических ракет, обладающих дальностью стрельбы до 3500 км. Работы по его созданию с 1992 г. ведутся фирмой Lockheed-Martin.

В составе одноступенчатой ракеты этого комплекса реализовано значительное количество перспективных технических решений. Так, управление полетом ракеты на стартовом и среднем участках траектории осуществляется с помощью поворотного сопла маршевого твердотопливного двигателя. Характеристики этого двигателя обеспечивают разгон ракеты до скорости около 2,5 км/с, позволяя реализовать концепцию «повторного обстрела» баллистической цели. Хвостовая часть ракеты представляет собой гибкий саморегулируемый и адаптируемый к условиям полета конический стабилизатор, состоящий из подвижных аэродинамических плоскостей-сегментов, которые опираются на специальные газовые мешки. Подобное конструктивное исполнение значительно усиливает стабилизирующий эффект при воздействии на ракету в полете аэродинамических сил.

Коническая головная часть ракеты выполнена в виде отделяемой самонаводящейся ступени перехвата, предназначенной для поражения баллистических целей путем прямого попадания. В ее носовой части установлен сбрасываемый на конечном участке полета аэродинамический обтекатель. В состав ступени перехвата входят защищаемая от воздействия кинетического нагрева сапфировым неохлаждаемым окном многоспектральная ИК-ГСН на основе антимонида индия, работающая в диапазоне 3—5 мкм, командно-инерциальная система управления, вычислитель, источник электропитания, а также двигательная установка маневрирования и ориентации, называемая DACS (Divert Attitude Control System).

Наличие столь солидного набора новых решений привело к тому, что начавшиеся 21 апреля 1995 г. летные испытания экспериментального варианта THAAD встретились с серьезными техническими трудностями, на преодоление которых потребовалось несколько лет. Успех пришел лишь летом 1999 г., когда THAAD удалось уничтожить боеголовку ТБР-мишени HERA. Спустя два месяца аналогичная боеголовка была уничтожена на высоте около 100 км.

А через год, в августе 2000 г., Lockheed-Martin получила контракт стоимостью 4 млрд.долл., в соответствии с которым началась полномасштабная разработка и подготовка к производству на заводе в г. Трой (шт. Алабама) ракет для THAAD.
Выпуск «пилотных» образцов ракет начался в 2005 г., а 28 мая 2008 г. была введена в эксплуатацию первая батарея THAAD. Как отмечается, в ближайшее время эта система получит новое программное обеспечение, что даст возможность утроить размеры защищаемой ею области. Также в течение нескольких ближайших лет ракету планируется оснастить новыми двигательными установками, что позволит увеличить размеры обороняемой зоны почти в 10 раз. Существующими планами предполагается приобретение от 80 до 99 пусковых установок, 18 РЛС и 1422 ракеты THAAD.

Параллельно с THAAD продолжает наращиваться и противоракетный потенциал наиболее массового ЗРК Patriot. Ведутся работы по программам модернизации ракет РАС-2 — GEM (Guidance Enhanced Missile), GEM + , GEM-T и GEM-C, в результате чего они приобрели более высокую эффективность как в борьбе с ТБР, так и с пилотируемыми и беспилотными ЛА. К основным особенностям ракет серии GEM следует отнести усовершенствованную осколочно-фугасную боевую часть и перепрограммируемый в процессе полета радиовзрыватель.

С 2002 г. ведется серийное производство варианта ЗРК Patriot РАС-3, способного поражать прямым попаданием баллистические ракеты с дальностью полета до 1000 км. Во время испытаний РАС-3 неоднократно перехватывал баллистические и низколетящие цели, имитировавшие наиболее распространенные виды высокоточного оружия.

Центральной особенностью этого варианта ЗРК является использование ракет РАС-3 (ERINT-1), оснащенных активной РлГСН и имеющих относительно небольшую дальность и высоту действия — до 15—20 км по баллистическим и до 40—60 км по аэродинамическим целям. Высокая маневренность и минимальное время реакции ракеты в полете достигается благодаря газодинамической системе пространственной ориентации, использующей для своей работы импульсные твердотопливные двигатели.

Другой особенностью ракет РАС-3 является то, что для их размещения служат модифицированные пусковые установки варианта РАС-2. При этом, ввиду меньших размеров и массы но¬ вых ракет, их количество на одной пусковой установке увеличено в 4 раза: вместо транспортно-пускового контейнера с одной ракетой MIM-104, используемой в вариантах РАС-1 и РАС-2, размещается четыре РАС-3. С целью максимальной реализации возможностей нового комплекса и для минимизации стоимости выполнения боевой задачи (поскольку «новые» ракеты в несколько раз дороже «старых») в составе батареи ЗРК Patriot РАС-3 используются пусковые установки и, соответственно, ракеты вариантов РАС-2 и РАС-3.

В целом, в ближайшие годы планируется изготовить до 2200 ракет РАС-3 для США, а также, как ожидается, для Нидерландов, Японии, Тайваня, Республики Корея, ОАЭ и Индии.

С июля 2003 г. фирма Lockheed — Martin в соответствии с контрактом стоимостью 260 млн.долл. ведет работы по программе MSE (Missile Segment Enhancement). Ее целью является дальнейшее совершенствование ракет РАС-3, в частности, предполагается увеличить размеры их зоны поражения в 1,5 раза. К особенностям этого варианта ракеты относятся оснащение ее маршевым двигателем двукратного включения фирмы «Аэроджет», установка более совершенного оборудования, в том числе системы двухсторонней связи с командным пунктом ЗРК Patriot. Первый пуск ракеты РАС-3 MSE был выполнен 21 мая 2008 г.

Puskovaja-ustanovka

Пусковая установка ЗРК Patriot PAC-3

Одновременно фирма Lockheed-Martin ведет работы по изучению возможности использования РАС-3 MSE в качестве основного огневого средства системы MEADS. Предлагается также корабельная версия этой ракеты.

Параллельно с Lockheed-Martin свои пути увеличения эффективности ракет ЗРК Patriot исследует фирма Raytheon. Еще в 2002 г. Raytheon выступила с рядом новых предложений, наиболее амбициозным среди которых стало создание нового варианта ракеты — «РАС-2 прямого попадания» (РАС-2 Hit-to-Kill). В соответствии с ним ракеты более ранних вариантов Patriot могут быть усовершенствованы за счет придания им способности прямого попадания в цель, аналогично РАС-3, а также путем увеличения их поражающей способности. Программой подобной модернизации предусматривается установка на ракете активной РлГСН, замена боевой части, введение двигательной установки типа DACS и усовершенствование программного обеспечения ракеты.

Выбор для проведения подобной модернизации ранних вариантов ракет Patriot объяснялся ее большими по сравнению с РАС-3 дальностью полета и высотой поражения, а также тем, что стоимость модернизированной ракеты не превысит четверти стоимости РАС-3. Однако в министерстве обороны США эти инициативы фирмы Raytheon поддержки не нашли.

Наиболее амбициозная американская программа создания корабельных средств ПРО базируется на использовании ракет Standard-3 (SM-3). Ее отличием от предыдущих вариантов Standard является оснащение двигателем третьей ступени Mk. 136 и боевой ступенью кинетического поражения Мк.142. К настоящему времени выполнена серия испытаний SM-3, в процессе которых осуществлены перехваты ТБР-мишеней, находящихся в фазе набора высоты, в фазе спуска и полета отделившейся головной части, а также перехват вышедшего из-под контроля спутника. При этом перехват целей, как правило, проходил на высоте около 125 км, а энергия соударения боевой ступени SM-3 с ТБР-мишенью составляла 125—130 мДж, что эквивалентно «столкновению с 10-тонным тягачом, мчащимся со скоростью около 1000 км/ч».

Pusk korabelnoj zrk

Пуск корабельной ЗРК Standart-3 (SM-3)

В конце 2009 г. должны начаться испытания ракеты SM-3 блок 1В. Ее отличием от ранее испытанных вариантов будет использование усовершенствованной боевой ступени, оснащенной двухцветной ИК-ГСН с улучшенными оптическими характеристиками, двигательной установкой маневрирования и ориентации с регулируемой тягой (вместо «пульсирующей»), усовершенствованным процессором с улучшенными противопо- меховыми свойствами.

В ходе дальнейших работ, выполнение которых предусматривается в сотрудничестве с японскими фирмами, характеристики SM-3 должны еще более вырасти. С этой целью SM-3 блок 2 планируется оснастить усовершенствованными двигательными установками второй и третьей ступени, размеры которых будут доведены до максимально возможных, позволяющих ракетам разместиться в 8-ячеечной конструкции корабельной УВП Мк.41. По расчетам, эти двигатели позволят довести максимальную скорость нового варианта ракеты до 4,5 км/с. В случае же применения рассматриваемого в настоящее время варианта исполнения УВП в виде 6-ячеечного модуля, максимальный допустимый диаметр ракеты может достичь 660 мм. Это даст возможность оснастить ее боевой ступенью, входящей в настоящее время в составе противоракеты GBI, и довести максимальную скорость ракеты до 5 км/с.

В течение последних лет ракета SM-3 также не раз упоминалась в контексте развертывания европейского позиционного района ПРО, например, у берегов Италии, Польши и Румынии с целью перехвата баллистических ракет, запускаемых из государств Ближнего Востока. Существуют также концепции наземного размещения SM-3 на территории ряда европейских стран (в частности, в ФРГ и Турции) в комплексе с РЛС X-диапазона, с задействованием стационарных и мобильных пусковых установок.

В свою очередь, американским агентством по ПРО изучается возможность использования ракет THAAD и РАС-3 (ADVCAP-3) в варианте авиационного базирования на самолете F-15 для перехвата ТБР, находящихся на активном участке траектории.
Значительным противоракетным потенциалом обладает и серия франко-итальянских ЗРК SAMP/T, базирующихся на использовании ракет Aster-15 и Aster-ЗО. Работы над этими единственными в своем роде, полностью европейскими ЗРК стартовали к началу 1980-х гг. Отказавшись от американского участия в этой работе и, несмотря на огромную стоимость и высокий технический риск разработки, французы и итальянцы к середине 1990-х гг. добились весьма впечатляющих результатов, особенно в ракетной компоненте своей системы. Предвидя широкую направленность ее будущего использования — от борьбы с ТБР до уничтожения высокоточных ракетных средств—разработчики остановились на применении в составе SAMP/T модульных вариантов ракет Aster, отличающихся друг от друга лишь стартовыми ускорителями.
В соответствии с существующими планами дальнейшего совершенствования этого ЗРК предполагается выполнить их в два этапа, при этом на первом будет разработана ракета Aster Block 1, на втором — ракета Aster Block 2.

Как сообщается, конструкция Aster Block 1 останется неизменной относительно существующего варианта, за исключением модернизации некоторых элементов. Так, ГСН ракеты сможет работать при более высоких скоростях полета, на ней установят более мощную БЦВМ, в которой будут использоваться усовершенствованные алгоритмы захвата цели и выбора оптимального момента подрыва боевой части. Для соответствия новым параметрам работы ГСН на ракете может быть изменен носовой обтекатель. Также планируется заменить боевую часть ракеты, в составе которой введут два различных типа осколков и новое устройство подрыва, направляющее действие боевой части в сторону цели.

Полномасштабные работы по Aster Block 2 планируется завершить к 2012 г. В настоящее время изучение концеп¬ции Aster Block 2 включает в себя рассмотрение нескольких вариантов ее конфигурации. Первый из них состоит в реализации существующих технологий при неизменной конструкции маршевой ступени ракеты. При этом могут быть заменены или адаптированы для решения новых задач ГСН ракеты, система дистанционно-го подрыва боевой части, БЦВМ, маршевый двигатель и система газодинамического управления PIF.

С целью увеличения зоны перехвата и обеспечения возможности перехвата целей на больших высотах также исследуется несколько вариантов ракеты, которую разработчики условно называют мини ТНААD). Они должны быть оснащены ускорителями увеличенных размеров, которые, тем не менее, останутся совместимыми с существующими ТПК для ракет Aster-30. Один из проектов, рассматриваемых в рамках этого варианта, представляет собой ракету, оснащенную марше¬вой ступенью большего диаметра и двухдиапазонной ГСН. В рамках работ по третьему варианту изучается ракета, использующая большой бескрылый ускоритель, оснащенный ступенью перехвата кинетического поражения. Однако, как отмечают специалисты, внедрение бескрылых ускорителей может привести к снижению эффективности работы комплекса по перехвату воздушных целей на малых дальностях и к появлению других недостатков.

Одним из наиболее сложных моментов этих исследований считается изучение технологий, связанных с усовершенствованием ГСН ракеты. По планам разработчиков, варианты Aster могут быть оснащены ИК-ГСН, аналогичной той, что используется вариантом ракеты MICA с ИК-ГСН, и смогут задействовать для наведения на цель ИК-диапазон либо двухдиапазонный вариант ИК/Рл при перехвате баллистических целей на относительно небольших высотах.

Столь же значимым направлением проводимых исследований является совершенствование системы газодинамического управления Aster.

В противовес последним американским и европейским разработкам в области средств ПВО большой и средней дальности, в американоизраильской противоракетной системе Arrow-2 технологии, сопряженные со значительным техническим риском, внедряются в гораздо меньшей степени.

Pusk raketi Aster-30

Финансировавшиеся на 70—80% США работы по Arrow начались летом 1987 г. израильской компанией IAI и фирмой Lockheed с целью создания «революционного средства», способного изменить баланс сил на Ближнем Востоке. Полномасштабная разработка системы началась после проведения в августе 1997 г. демонстрационного летного испытания экспериментального образца противоракеты Arrow-2, сопровождавшегося перехватом реальной баллистической цели.

Arrow-2 представляет собой двухступенчатую твердотопливную ракету с отделяемой самонаводящейся ступенью перехвата, оснащенной комбинированной — радиолокационной и ИК-ГСН и командно-инерциальной системой управления. Траектория движения противоракеты может корректироваться по данным на¬земной РЛС с помощью поворотных сопл маршевых двигателей, разгоняющих ракету до скорости 2,5 км/с. Осколочно-фугасная боевая часть, подрываемая неконтактным взрывателем, обладает направленным действием поражения целей на расстоянии до 50 м.

Развертывание комплекса Arrow-2, способного одновременно перехватывать до 14 баллистических целей, началось осенью 1998 г. Первая батарея была размещена около Тель-Авива, вторая — южнее города Хайфа. Каждая батарея включает многофункциональную РЛС, центр управления огнем, четыре пусковых установки с 24 ракетами, центр управления пусковыми установками и линии связи между отдельными компонентами системы.

С февраля 2003 г. координатором проекта с американской стороны стала фирма Boeing, обеспечивающая выпуск около 50% компонентов ракеты Arrow-2, включая блок аппаратуры, двигательную установку и ТПК. С ее же участием в настоящее время ведутся работы по созданию усовершенствованного варианта ракеты Arrow-3.

В свою очередь, израильские фирмы уже несколько лет активно участвуют в реализации противоракетных планов Индии, ведущей разработку системы PAD-1 с противоракетами Prithvi. Совместно работают израильские и индийские специалисты и над перспективным ЗРК средней дальности Barak-8.

Единственной же из доведенных до завершения индийских разработок является ЗРК средней дальности Akash (Небо), создаваемый по заказу ВВС Индии с 1983 г. В состав этого 4-x канального ЗРК входит многофункциональная РЛС Radgendra с фазированной антенной решеткой, способная обнаруживать и сопровождать воздушные цели на дальностях до 60 км. Используемая в составе Akash ЗУР по своему внешнему виду и конструктивному исполнению аналогична ракете, применяемой в поставлявшемся в Индию в 1980-е гг. комплексе «Квадрат». Как сообщается, Akash способен обеспечивать эффективную ПВО объектов и группировок войск, в том числе и в условиях применения средств противодействия, что позволяет его разработчикам рекламировать свой комплекс как «Patriot для бедных».

Pusk raketi Arrow-2

Пуск ракеты Arrow-2

Впрочем, своими ЗРК «для бедных» занимаются и в США. Так, в 2003 г. агентство DARPA завершило исследование возможности использования для перехвата воздушных целей ракеты — перехватчика MALI (создаваемой на основе ракеты-ловушки MALD), оснащенной дешевой ИК-ГСН, с большой дальностью перехвата. MALI способна работать по принципу «выстрелил— забыл» и ее носителем могли бы стать как тактические истребители, так и самолеты типа В-52.

Одновременно создание концептуально близкой с MALI ракеты AERAM ведется фирмой Raytheon совместно с Армией США. В настоящее время эти работы находятся на этапе исследований, предполагающих переход в ближайшее время к полномасштабному проектированию. Предусматривается, что AERAM будет оснащаться ТРД с форсажной камерой, позволяющим ей развивать скорость в диапазоне от 0,3 до 1,2М. Дальность действия AERAM, разрабатываемой с учетом ее совместимости с существующими системами ПВО, — может составить более 100 км. В частности, для нее планируется использование пусковой установки системы SL-AMRAAM, а также БЧ и ГСН различных типов. При этом ожидается удержание стоимости одной ракеты на уровне 150 тыс. долл.

По-прежнему на вооружении почти 20 государств мира находится классический образец ЗРК средней дальности, способный эффективно поражать разнообразные низколетящие цели, — американский ЗРК HAWK с ЗУР MIM-23, первый пуск которой состоялся еще в августе 1955 г. За прошедшие десятилетия комплекс и ракета неоднократно модернизиро-вались. Последний из вариантов модернизации, выполненный в середине 1990-х гг. под обозначением Improved HAWK Phase 3, также был наделен определенными возможностями для борьбы с ТБР малой дальности. Впрочем, если для замены ЗРК HAWK уже реализуются соответствующие программы, то для самих ракет MIM-23, находящихся на этапе завершения своего жизненного цикла, одним из наиболее рациональных путей их дальнейшего использования фирмой Raytheon предлагается их переделка в ракеты-мишени, имитирующие полет некоторых современных ПКР. Один из вариантов такого решения представляет собой двухступенчатую ракету, в качестве первой ступени которой используется крылатая ракета Tomohawk, а в качестве имитатора цели — ракета MIM-23, способная после отделения от первой ступени выполнить полет по траектории, имитирующей полет сверхзвуковой ПКР.

Рядом государств наиболее значительные планы по модернизации средств ЗРК HAWK связываются с введением в его состав авиационной ракеты AIM-120 (AMRAAM).

Первым ЗРК, в составе которого AMRAAM была использована в качестве ЗУР, стал норвежский NASAMS, несколько образцов которого также приобрела Испания. В последние годы по программе NASAMS II выполнены работы по модернизации ряда элементов комплекса, в том числе РЛС обнаружения TPQ-36A, пусковой установки ракет AMRAAM, системы управления огнем и пр.

С середины 1990-х гг. AMRAAM рассматривается и в качестве возможной замены ЗУР MIM-23. В октябре 1995 г. Армией США был проведен первый успешный пуск AIM-120A с пусковой установки HAWK, а в дальнейшем начались и эксперименты по использованию для этих целей легких и дешевых пусковых установок на основе автомобиля HMMWV. Первые бросковые пуски AMRAAM с HMMWV были выполнены в августе 1997 г., а первый пуск по мишени, представлявшей аналог крылатой ракеты, состоялся 16 июля 1998 г.

В 1997 г. стартовали испытания еще одной системы ПВО, в составе которой используется AMRAAM. В соответствии с требованиями к этой системе, предназначенной для морской пехоты США и обозначаемой CLAWS (Complementary Low Altitude Weapon System), ее концепция представляла собой дешевую, высокомобильную, маловысотную систему ПВО.

Испытания, проведенные в 2003 г. на полигоне Уайт-Сэндс, показали работоспособность CLAWS в различных условиях, в том числе и в ночное время, а в августе 2004 г. были выполнены первые пуски AMRAAM в составе CLAWS по мишеням. В январе 2005 г. испытания завершились перехватом мишеней, имитировавших крылатые ракеты. Система работала в полном объеме — с РЛС обнаружения TPS-59, РЛС сопровождения MPQ-64 и командным пунктом AN/TYQ-23, в качестве пусковой установки использовался автомобиль HMMWV.

С февраля 2004 г. фирмой Raytheon ведет работы по контракту с Армией и Корпусом морской пехоты США стоимостью 127 млн.долл. над системой ПВО SL-AMRAAM (Surface- Launched AMRAAM). Базовый вариант этой системы был впервые представлен 22 апреля 2005 г.

Осенью 2004 г. предложение о введении AMRAAM в состав сухопутных комплексов ПВО было также сделано польским предприятием WZU-2. По заявлениям польских специалистов, AMRAAM может стать основной ЗУР, используемой в составе модернизируемых вариантов самоходных ЗРК советского производства «Квадрат» и «Оса-АКМ».

Одновременно ведутся исследовательские и конструкторские работы по усовершенствованию самой ракеты AMRAAM, включая придание ей способности запуска с различных ПУ. Так, 25 марта 2009 г. в рамках программы создания единой пусковой установки был выполнен успешный запуск двух ракет AMRAAM с ПУ системы залпового огня HIMARS.

Проводятся и работы по радикальной модернизации AMRAAM с целью доведения ее дальности действия при старте с земли до 40 км — аналогичной ракетам MIM-23B, используемым в составе Improved Hawk. Особенностями этой разработки, обозначенной SL-AMRAAM ER, должны стать двигательная установка корабельной зенитной ракеты ESSM (RIM-162), более мощная боевая часть, а также активная Рл-ГСН, способная взаимодей-ствовать с различными РЛС и системами командного управления.
Первый этап, завершившийся 29 мая 2008 г. бросковым пуском первого образца ракеты на норвежском полигоне Андойа, был выполнен Raytheon и норвежскими фирмами Kongsberg и Nammo в инициативном порядке. Как отмечается, в дальнейшем эти работы могут позволить создать новую ЗУР средней дальности для наземной системы ПВО (в том числе и совместимую с ЗРК Patriot) и новую корабельную ЗУР, совместимую со средствами Aegis.

Несомненно, что успешный ход работ SL-AMRAAM ER может вызвать значительный интерес среди разработчиков других перспективных систем ПВО (например, MEADS, предназначенной для замены HAWK и создаваемой консорциумом, в состав которого входят американская компания Lockheed Martin и европейские MBDA-Италия, EADS и LFK).

Планируется, что серийное производство MEADS начнется в 2011 г., а принятие на вооружение — в 2012 г.

Впрочем, министерством обороны США рассматривается возможность скорейшего введения в строй ряда элементов MEADS с целью устранения обозначившейся во время боевых
действий в Ираке проблемы малой мобильности ЗРК Patriot. По мнению специалистов, пусковая установка MEADS, оборудование боевого управления и контроля, способные транспортироваться на самолетах С-130 и А400М, могут сделать Patriot более мобильным.

Следует отметить, что на начальных этапах этой программы нередко встречались сложности в вопросах о сроках работ и взаимной передачи технологий. Европейские участники MEADS International неоднократно заявляли, что американцы склонны рассматривать передачу технологий только как односторонний процесс, направленный из США в Европу. В то же время именно европейские технологии были приняты как базовые для изготовления приемопередающих модулей Х-диапазона для антенны многофункциональной РЛС, которая будет изготавливаться фирмой Lockheed Martin. Еще одной проблемой для разработчиков MEADS по-прежнему остается высокая стоимость ракет РАС-3 MSE, что может привести к тому, что в значительном количестве случаев этот комплекс будет использоваться для отражения атак ЛА, имеющих меньшую стоимость, чем стоимость самой ЗУР.

Puskovaja-ustanovka MEAD8

Пусковая установка комплексов MEAD8

Для устранения этого противоречия рядом фирм были сделаны предложения по адаптации уже существующих ракет для их интеграции в состав MEADS. Так, отмечается интерес США к использованию в составе MEADS в дополнение к РАС-3 MSE ракет AMRAAM, а немецкая компания BGT интенсивно продвигает идею применения в этом качестве наземного варианта авиационной ракеты IRIS-T, над которой работает компания Diehl BGT Defence.
Разработка ЗУР IRIS-T, изначально предназначавшейся для вооружения самолетов типа Eurofighter и Tornado, велась рядом фирм во главе с немецкой BGT с 1995 г. В конструкции этой ракеты используется ряд перспективных решений, в том числе — сканирующая ИК-ГСН, дистанционный взрыватель, оптимизирующий место подрыва боевой части, и осколочная боевая часть с фрагментами двух размеров для максимизации ее эффективности против различных целей. В середине 2002 г. завершились испытательные пуски IRIS-T, и в настоящее время ведется ее серийное производство.

По мнению специалистов BGT, ракета IRIS-T может быть модифицирована для обеспечения ее запуска с земли путем установки на нее стартового ускорителя или использования большего по размерам маршевого двигателя, что позволит ей достичь дальности действия 30 км. Кроме того, для улучшения аэродинамических характеристик ракета могла бы стартовать с отделяемым в полете носовым обтекателем, чтобы обеспечить эффективную работу ИК-ГСН в районе цели. При этом передача данных будет осуществляться от наземных РЛС, которые будут выводить ракету в зону перехвата, где должен осуществляться захват цели ИК-ГСН. В качестве пусковой установки разработчики предполагают использовать Мерседес-Вепг Unimog 5000, на котором могло бы устанавливаться до восьми ракет.

К настоящему времени выполнены уже два варианта этой ЗУР с вертикальным стартом: IRIS-T-SL с дальностью действия до 30 км — для комплекса MEADS и IRIS-T-SLS с дальностью действия более 10 км — для ЗРК малой дальности.

Варианты еще одной авиационной ракеты для использования в качестве ЗУР предлагаются европейским концерном MBDA и базируются на ракете MICA, разработанной в 1990-х гг. французской фирмой Matra. Ставшая два десятилетия назад европейским ответом AMRAAM, ракета MICA имеет в 1,5 раза меньшую массу и существует в двух вариантах. Первый ва¬риант MICA, находящийся в производстве с 1996 г., оснащен активной РлГСН (AD4A, аналогичной ГСН ракет семейства Aster), второй (в произ¬водстве с 2000 г.) — двухдиапазонной ИК-ГСН. Это позволяет запускать с одного и того же носителя ракеты раз-личной комплектации. Связь между пусковой установкой комплекса и ракетами может достаточно длительное время осуществляться через линию передачи данных, поэтому ракеты будут приближаться к цели в режиме инерциального наведения, а атакуемая цель при этом не сможет определить тип ГСН, используемой ракетой, и, соответственно, выбрать наиболее эффективную тактику противодействия ее атаке.

В наземном варианте VL MICA является уже практически существующей и освоенной в производстве и эксплуатации ЗУР вертикального старта с максимальной дальностью действия до 20 км, пусковые установки для которой могут быть установлены на шасси любой автомашины 5-тонного класса. В неподвижном варианте пуск ракеты может производиться из пусковых установок, находящихся в укрытиях.

По информации разработчиков, ракета способна маневрировать на дальности до 7 км с перегрузками до 50 ед., а на дальности до 10 км — 30 ед. Аналогичными характеристиками будет обладать и корабельная версия ЗУР VL MICA.

Аналогичную концепцию использования авиационных ракет в качестве ЗУР с 2004 г. развивают израильские фирмы Rafael и IAI, разработавшие мобильный ЗРК Spyder-SR, имеющий зону поражения от 1 до 15 км по дальности и от 20 м до 9 км по высоте. Этот комплекс способен поражать практически все виды аэродинамических средств воздушного нападения — от самолетов и вертолетов до различных видов высокоточного оружия.

В качестве ЗУР для Spyder-SR используются наиболее совершенные израильские авиационные ракеты Python-5 и Derby. Первая из них оснащена двухдиапазонной ИК-ГСН, вторая — активной РлГСН и новейшей программируемой системой радиоэлектронной защиты от помех, что позволяет реализовывать варианты действия по самолетам, близкие предложенным для ракеты VL MICA, включая захват цели ГСН до или после старта ракеты, выбор типа ракеты для атаки цели в зависимости от используемых ею мер противодействия.

В состав стандартной батареи ЗРК Spyder-SR будут входить шесть пусковых установок ракет (на каждой по две ракеты Python-5 и две Derby) и один командный пункт. Командный пункт планируется оснастить трехкоординатной РЛС Elta EL/M2106 ATAR 3D, способной обнаруживать и сопровождать одновременно до 60 целей.

Работы по созданию комплексов ПВО ближнего действия и малой дальности развиваются главным образом в направлении придания им способности поражения высокоточного оружия, а также артиллерийских снарядов и ракет малой дальности. В то же время в развитии этих комплексов наблюдается определенный застой, ставший результатом того, что после окончания «холодной» войны большое количество программ их создания было свернуто или заморожено.

Одним из примеров подобной замороженной разработки является шведская система BAMSE RBS.23, в составе которой задействуется двухступенчатая ракета с командной системой
наведения, обеспечивающей ей 15-км зону поражения по дальности и высоте, характерную для более крупных и дорогих ракет. Комплекс включает в себя центр управления с 1—2 операторами и три пусковых установки с шестью ракетами, которые могут быть рассредоточены на местности на расстоянии до 10 км друг от друга.

К числу немногих образцов ЗРК малой дальности, совершенствование которых продолжается, относится французский «Кроталь-NG», для которого ведется отработка новой ракеты Мк.З с дальностью действия до 15 км, а также исследуется вертикальный старт из корабельной ПУ Sylver.

Основу большинства войсковых средств ПВО ближнего действия составляют комплексы, базирующиеся на использовании ракет ПЗРК. Так, в возимом (ATLAS) и самоходном (ASPIC) вариантах ЗРК применяются различные варианты французского комплекса Mistral. Продолжает пользоваться большим спросом комплекс RBS-70 шведской фирмы Saab Bofors, оснащенный лазерной системой наведения и выпускаемый как в варианте Мк.2 с дальностью действия до 7 км, так и с ракетами Bolide с дальностью до 9 км. В США с 1988 г. изготовлено свыше 1500 комплексов Avendger с ракетами ПЗРК Stinger. В настоящее время ведутся работы по приданию ракетам Stinger вдвое большей эффективности в борьбе с БПЛА за счет установки нового дистанционного взрывателя. Как отмечалось, в 2008 г. этим вариантом ракеты был успешно перехвачен мини ДПЛА.

В числе перспективных направлений по созданию ЗРК ближнего действия следует отметить немецкий наземный комплекс NG LeFla, имеющий дальность действия до 10 км и использующий ракету с ИК-ГСН. Эти работы ведутся по заказу министерства обороны ФРГ фирмой LFK (MBDA Deutschland). Как отмечается, новый комплекс имеет все шансы заменить Stinger в немецкой армии и армиях ряда других европейских государств.

Одновременно с этим проводятся исследования в области создания перспективных средств поражения воздушных целей, в том числе микроволновых и лазерных.

( по материалам журнала «Техника и вооружение» №6 2010 г.)

✏ Оставить комментарий

Приобрести книги по скидкам:







  • Архивы